Добро Пожаловать

cover back_cover
Выпуск номер 44
Июнь 2014

  • Мат изъясняет всю иррациональность мироздания
  • немцы идут широким фронтом
  • Разве от такого можно вылечиться?
  • на этой волне — не знаю, что они мне там вкололи
  • Они рыли и рыли, и рыли
  • Я не знала забыла простите
  • Поблагодарив три или четыре раза, я откланялся
  • Сравнение семи этих показателей
  • Солнечный день — удар силуэта в стену
  • Меня злосчастием Бог только испытует

Дамы и господа, авторы и читатели «Нового Берега»!

 

 Этот номер, как и каждый июньский, мы посвящаем годовщине нашей победы в Великой Отечественной войне. Поколению, хоть краем зачерпнувшему это бедствие, размышлений о нём хватило на всю оставшуюся жизнь. Война, массовое уничтожение себе подобных — неизбежная и трагическая данность человеческого существования, всю историю человечества можно рассматривать как историю войн. Они шли, идут и идти будут, составляя род страшного дыхания того биологического вида, которому мы принадлежим и судьбе которого обречены. Кажется, нет ничего драгоценнее мира, и ничего не стремимся мы избежать так, как войн, однако из поколения в поколение они повторяются как проклятие, заложенное в природе человека, его неотъемлемая метафизическая данность.

 Ничто, как переживание убийства, не возбуждает интерес людей к жизни, поэтому телеэкраны всего мира завалены горами трупов — как реальных, так и сценарных. Внимая убийству, мы внимаем жизни. Великая война, которую пережила наша родина, дала возможность жизни многим последующим поколениям. Меньше всего о том, насколько востребовано убийство психикой человека, думали те, кто крестились перед последним броском, кто матом поднимал бойцов на позиции врага и увлекал за собой на верную и героическую гибель.

 Тут к слову помянуть о недавнем запрете мата, без которого непредставимы самые великие совершения русской истории. Лишить народную речь мата — значит запретить народу быть русским. Мат — наиболее эмоционально ёмкая и высвобождающая форма выражения усилия русского человека, да как ещё и отвести душу в моменты отчаяния и гнева, горького падения и заливистого взлёта? Мат изъясняет всю иррациональность мироздания, столь очевидно явленную в русской истории. Вводить запрет на мат ещё более бессмысленно, чем сухой закон. Матерное слово не минует ни похороны, ни свадьбы наши, ни дружеские попойки, ни бабьи посиделки. Мат составляет доверительное и многозначное сообщение народа, его свободу и ту идентичность, которую в виде национальной идеи беспрестанно и безуспешно сочиняют заказные пропагандисты. Интересно, наложат ли теперь означенный штраф в размере от 2000 до 2500 рублей на частное лицо, вдовью Клавдею Рыжую из Новосёлок, большую умелицу исполнения скабрёзных частушек? А вычеркнуть, как это настоятельно предложено, матерные формы из литературного произведения — означает обречь повествование на неестественность и нелепость. «Что это вы, Павел, такое делаете, отчего горячее олово капает мне за шиворот?» Теперь указано, что так мы и должны передавать нашу эмоциональную реакцию на реализм действительной жизни. Безусловно, человек культуры — а культурного слоя у нас, как и везде, на пол штыка лопаты — не выругается матом и в самой шокирующей ситуации, но и гневно клеймить слесаря за матерный монолог, обращённый к протёкшей трубе, тоже не станет. Ханжество всегда свойственно снобам — нуворишам, стыдящимся своего низкого прошлого.

 Прошлого своей литературы мы не стыдимся, матерным словом не пренебрегали и великие создатели словесности нашей; ещё Пушкин ратовал за то, чтобы вернуть русскому языку «искони присущую ему библейскую вульгарность». И пока русская народная речь непредставима без мата, он неизбежно найдёт место и в литературе — её условном, но и самом верном отражении.

 «Новый Берег» не приходится учить корректности изъяснений, читатели наши знают, что мат допускается на его страницах лишь в диалогах, как характеристика персонажа, и решительно вымарывается из авторской речи. Таково наше эстетическое кредо, придерживаться которого мы намерены и впредь, даже, если издавать журнал придётся в специальной упаковке наподобие средневекового пояса верности.

 Язык наш, литературному богатству которого мы обязаны историческому закреплению народа «на местах» и скверным дорогам, обеспечившим расцвет диалектов, не знает стыда, он неисчерпаем и равновелик в хвале и поношении — и стар, да не холощен. Мерин годен для тягла, не для вечного возрождения. Как всякая стихия, язык свободен в своём переменчивом пути по времени и, сколько бы грязи ни цеплялось к нему, всегда выкристаллизует то драгоценное, что является предметом нашей любви и служения. Беспрестанное обновление не мешает языку сохранять всё самое выразительное и необходимое для общения народа, как — через века иноплеменных нашествий и преходящих властей — он сохранил своё матерное слово.

 Размышляя над попытками изъять мат из литературного воплощения живой русской речи, произнесём в задумчивости любимую присказку деда Михася: «За ухом поскрёб, да и мать его ...». А дед Михась с кондачка не скажет — человек уважаемый, даже и за пределами Фатьяновки известен тем, что мальчишкой сбежал на фронт и «подспел» на последний год большой войны. Да, и жив по сю пору.

 С победой, дорогие читатели и авторы «Нового Берега»!

 Мира вам!

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый Выпуск

Сегодня был опубликован 56 номер журнала. Ранее был создан твиттер профиль, о чём не было упомянуто в новостях. Наш твиттер: https://twitter.com/NovijBereg

2017-06-23
Обновление

Опубликован выпуск номер 55, раздел от редакции был вынесен на страницу описания соответствующего номера.

2017-04-09
Номер 54

Сегодня был опубликован 54-ый выпуск журнала.

2017-04-08