Добро Пожаловать

Алексей Королёв 

Восьмёрка

Стихотворения

 

 

 

***

 

Не дошедшая до села

в поле женщина умерла.

Заслонила, как покрывало,

травяные колокола.

 

Как хотела, так и легла,

и лежала белым-бела,

и с губы у нее сползала

недогадливая пчела.

 

 

zombie federation

 

весна.

на витаминах речь.

побелка по вихру.

тоску по родине –

прижечь.

и пластырь поверху.

 

ни адреса.

ни имени.

а если и живем,

то оттого,

что вывели

из сна

нашатырем.

 

 

восемь строчек ни о чем

 

уже закат на речке рыбари

у дома липа жаворонки в кроне

от запахов мясных и бакалейных

в мозгу мальчишеский неясный шифр

 

мне восемь лет в каникулы мои

ничто меня не занимает кроме

как сложенные руки на коленях

у женщин разговаривающих

 

 

весна

геодезических треног

ориентации на поле

река похожа на клинок

из ножен вытащенный в споре

 

и козырные короли

в обличии бритоголовом

выходят из нее в крови

чтобы упасть на руки вдовам

 

 

***

кате

 

пока гроза над садом сабли

заносит, и парад-алле

неодинаковые капли

заканчивают на стекле,

припоминай, как, давший имя

тебе твой предок, иудей,

учил тебя любить любыми

неодинаковых людей.

 

 

сиюминутки: каясь

 

Укрываясь от ищеек,

от покусов и от жал,

на 4-й день священник

вверх по паперти взбежал.

 

Молодой, светловолосый,

он прижался к алтарю:

– Господи! Когда же прозой

я с Тобой заговорю?..

 

 

***

 

изображаемая мной

воображаемая ты

стоишь на станции динамо

среди иных кариатид

 

а рядом стриженный под ноль

необычайной красоты

курносый мальчик шепчет мама

мой папа на тебя глядит

 

 

плацебо

 

за угольным сараем

растет большой лопух

но мы о нем не знаем

поскольку свет потух

грызун на шоколадке

на мясе паразит

и мертвый дед на лавке

лягушку потрошит

 

 

загар

 

на рынке осы вязнут в твороге

как тема пьесы на листе

японцы щелкают затворами

а немцы пленными в хвосте

 

мы поцелуями искусаны

сверяем верность по часам

и водит без конца экскурсии

по катакомбам партизан

 

 

***

я уже вышел из возраста

где улыбаются запросто

где цепенеют от возгласа

и измываются за глаза

 

время мое не воротится

новых желаний не сбудется

и на стене богородица

и за стеною распутица

 

 

***

старость не больше привычки

ты понимаешь когда

высоковольтные вышки

держатся за провода

 

это как будто девчонки

на переменке в игре

в давнем столетии черт те

где

 

 

***

на пляже ночь особо холодна

лежак на лежаке а кресло в кресле

как будто пунктуация одна

осталась а слова и смысл исчезли

определяя длительность пустот

в прибрежном повторяющемся крое

пытайся абстрагироваться от

мешающей пульсирующей крови

 

 

***

я помню как лампа коптила

как дерево пахло водой

как на пол упала картина

внезапно и рядом с тобой

 

как будто закончились сутки

последние данные нам

ты стряхивала крошки с юбки

и письма рвала пополам

 

 

наградная речь

 

восславьтесь, летчик и морпех!

но помните каждый миг:

медали − фигурки мертвых

на лацканах у живых.

 

они как напоминанье,

постыдный бренчащий знак

того, что будет в финале

забытого в детских снах.

 

 

***

средняя полоса

жизнью нехороша

я хоронил отца

пела его душа

 

тихие голоса

сожалели в лицо

осень стояла за

всеми и знала все

 

 

***

любить до двадцати а позже удивляться

не музыка виной но нот острастный строй

за долгим но искать отдушину и лязга

дверного избегать окольною игрой

 

все гибче лестницы а дальше неспроста же

летающих машин извечные шумы

про то что никогда любовь не станет старше

и не возьмет тебя в соперники увы

 

 

стихотворение, немного наивное для почти пятидесятилетнего мужчины

 

костра лесного искорка

я наблюдал конец романа

у папы пахло изо рта

не целовала его мама

 

и он под шутками старел

единственною звал и милой

и плакал над ее могилой

и в одиночестве сгорел

 

 

***

миша дует на одуванчик

набирает воздуху фюить и

одуванчик летит куда-то

полем скошенным к дальним людям

 

не догадывается мальчик

одуванчик вернется в виде

беспощадного снегопада

темным месяцем веком лютым

 

 

***

снег как торжественная дата

выходят люди из метро

авось увидимся когда-то

и улыбаются хитро

 

из каждых швов из каждых трещин

их сманивает суета

и каждый будет кем-то встречен

и кем-то брошен навсегда

 

 

nov

 

днем падал снег.

а по ночи

шоссе полно глазури.

стоящий на обочине

напрасно голосует.

 

и он испытывает стыд

за то,

что знать не в силах,

какая музыка звучит

в проехавших машинах.

 

 

скидки 50%

 

зимы невыносимы –

сдал бы за полцены.

но тяжелей, чем зимы,

люди, когда больны.

 

но тяжелей, чем люди,

мысли, когда они

залпами из орудий

переполняют дни.

 

 

тхй кртгрф

 

м.дынкину

 

когда-нибудь и мы войдем в те пять

отобранных у тьмы стихотворений

и перестанем время удивлять

и мир делить на прочий и военный

и если я еще как голубь юн

и если ты еще как ветер шумен

то каждой каплей дождь стучит люблю

                                                     люблю

                                                     люблю

                                                     люблю

                                            в прозрачный бубен

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29