Добро Пожаловать

Владимир Алейников


Стихотворения

     

    ***

    Я пережил свои – А что я пережил?
    Наверно, дни свои, дни лучшие, живые,
    Не то чтоб горькие – скорее, грозовые,
    Когда не сетовал, но схватывал впервые
    Всё то, что мир дарил, вдыхал что было сил.

    На склоне века мне вольно ль, скажи, дышать,
    Когда нарушены и ритм, и равновесье, –
    И бродишь сызнова с собакой в мелколесье,
    И что-то в тягость мне, – быть может, в поднебесье,
    Быть может, осторонь, – смотри, тебе решать.

    И всё-то сыплется – песок ли, мел ли, соль, –
    Да кто подскажет мне, кому какое дело! –
    Сухая оторопь для отчего предела, –
    Всё изгаляется, пока не надоело,
    Крикун и пакостник, – а ты терпеть изволь.

    Ни друга кроткого, ни голоса в тени,
    Чтоб враз откликнуться, с негаданным спознаться, –
    И понадеяться, и может, разобраться
    В разладе сущего, – авось и отоснятся
    В тоске и хаосе скудеющие дни.



    ***

    Листва плотна и многослойна,
    Она внимания достойна,
    Она шумна и беспокойна,
    Когда обидится на вас –
    Быть может, вы втихую пили,
    Быть может, нерадивы были,
    Быть может, редко приходили
    Сюда, где так свежо сейчас.

    Покуда век отчасти прожит,
    Покуда возраст нас тревожит,
    Покуда быт нам кости гложет,
    И вроде нет того огня,
    Что завораживал, бывало, –
    Она с душой облюбовала
    Покой, а это ведь немало –
    Быть просто сенью для меня.



    ***

    Яворы и вязы,
    Вербы у реки, –
    Выстраданы фразы,
    Ночи коротки.

    Россказни акаций,
    Россыпи цикад,
    Смена декораций –
    Парков и аркад.

    Вот оно, приволье,
    В жилу сыновьям, –
    Месяц канифолью
    Водит по ветвям.

    Некогда желанный
    Свод вздохнуть бы рад
    В жалости нежданной
    Кровель и оград.

    Ели бы да пили,
    Спали бы впотьмах,
    Жили бы да были
    В подлинных домах,

    В гаванях саманных,
    В бухтах кирпичей, –
    В заводях туманных
    Хватка горячей.

    Нечего бояться,
    Нечего страдать –
    Лучше попытаться
    Это передать.

    Всё это прочтётся
    Оптом иль гуртом,
    Всё это зачтётся
    Как-нибудь потом.



    ***

    Тебе ли осень выпросить у ближних,
    Не лишних, но услышанных легко?
    За старое – валежник да булыжник,
    Осталось оглянуться далеко.

    Русалочьей повадкою знакома,
    Охаивая хвоей за версту,
    Ворочая влечение, искома,
    Оскомину набила на мосту.

    Себя она еще не называла –
    Так надо ли стремиться поскорей
    Туда, туда – за белые развалы,
    Где снег кружит у жёлтых фонарей?

    Зелёная, слепая, семенная,
    Такою и осталась навсегда,
    Не злобствуя, но смыслом наполняя
    Обыденные порознь города.

    Мне надо слышать – звуки не отправят,
    Как ртутный шарик, время на ладонь,
    Затейливость разумно не ославят,
    А что нужнее – ты его не тронь.

    Кто может ждать, тот ревности не просит,
    Кто может выждать – мудрости должник,
    А это осень – это и приносит,
    Кто с нею в рост негаданно возник.



    Зеркала

    Сколько ни видел подобий зеркал
    я не устал как ни странно
    в этой стране где чужое искал
    бывшее так нежеланно

    сколько ни чуял: надломлена грань
    мир опрокинут иль выжит
    пажить его заплелась как ни глянь
    дышит да бусины нижет

    то ли мне арфа Архангела взгляд
    преподаёт замирая
    то ли и сам я чему-то не рад
    а прохожу не сгорая

    и для чего наяву и вовне
    жёнам расчесывать пряди
    и улыбаться и снам и весне
    зеркалом в зеркало глядя?

     

    *

    В зеркала по утрам не глядятся
    вечерами хотят наглядеться –
    если можно шутить да смеяться
    почему ж не присесть да согреться?

    то ли в раме их грани ютятся
    то ли просто стеклом прилепились –
    в зеркала по ночам не глядятся
    положившись на Божию милость

    стародавний обряд карнавала!
    щёлки масок! наветы дверные!
    если б Хлоя всё это знавала
    позабыла б утехи земные

    но аркадская спит увертюра
    и сада разбрелись как попало
    и отсюда ведется цезура
    и пробелов ей мало да мало

    зеркалами играть не заставят –
    разобьёшь отодвинешь поймаешь –
    отойти не успеешь ославят –
    что им скажешь и что понимаешь?

    зеркала – мастерская зеркал –
    подойдёт ли к тебе зубоскал
    иль тихоня закутанный так
    что его отраженья туманя
    зеркала не погрязнут в обмане
    и заманчивость их не пустяк

    что ж двойник ты глядишь на меня
    не пытаясь во мне разобраться? –
    полдень! полдень! пора собираться
    помогать восхождению дня.

     

    *

    Зеркало: дом
    чьих сновидений? вспомни!

    зеркало: днём
    только лишь в полдни

    зеркало: час
    до наступленья речи

    зеркало: нас
    не забывай человече!

     

    *

    Это сомовский карнавал
    невесомые нависанья
    поцелуи и прикасанья –
    ах да мало ль я их знавал!

    это маски изыск как жест
    да коленных чашечек токи –
    и останется что ни есть
    в неизведанном кривотолке

    хладен хладен Петрополь
    путь по-над Балтикой к перешейку!
    ты побудь – не забыть ничуть –
    и обычай исчез как змейка

    это выдох и вздох и страх
    над снегами в стекле оконном
    это ветра каприз и прах
    с перегоном за перегоном

    не обвенчаны – вечен миг
    обручения с вероятьем –
    и двойник навсегда приник
    к наречённому восприятьем —

    радуг! радуг! да только ль их
    мы раскидывали сквозь лето! –
    то-то выпад как ели тих
    до растраты и до расцвета!



    ***

    Целомудренны лилий тела –
    С поволокою вспомнятся взоры
    Да гитары глухой переборы,
    Где колечком звенит похвала.

    Сколько надо обид затвердить,
    Чтобы вдруг, без особых усилий,
    Опояской белеющих лилий
    Этот сад от беды оградить!

    Ни за что этих лилий не счесть,
    На пути у ограды не спрятать –
    Ни сгубить их нельзя, ни сосватать,
    Ибо есть в них нездешняя весть.

    И когда-нибудь власть их постичь
    Над душой, не играющей в прятки
    С тем, что брезжит в мирской лихорадке,
    Нам удастся, – и всласть возвеличь

    Этот робостью дышащий плач –
    О минувшем, о грусти сердечной,
    О живущих в пучине беспечной,
    О таких, кто был молод и зряч,

    Этот горечью веющий вздох
    О таких, кто давно уже встали
    Чередою в извечной опале
    В час вечерний, на грани эпох.



    ***

    Стрижи, и мальвы, и дожди,
    Благословение и рвенье,
    И ты, поющее мгновенье, –
    Побудь со мной, не уходи,

    Не отступайся ни на шаг
    От этих полнящих округу
    Подспудных заповедей Юга,
    Забытых нег, невольных благ,

    От этих токов и высот,
    Уже пульсирующих всюду,
    Где въявь надежда есть на чудо,
    Что нас, живущих, и спасёт.



    ***

    Попросту тепло –
    Полосами пыли
    Шёл, куда вело,
    Там, где накопили
    Этот вот настрой
    Строгости и страсти
    Где-то за горой
    Выигрышной масти.

    Кости бы прогреть,
    Вытянуть суставы,
    Нехотя смотреть
    Влево или вправо,
    Мысли бы собрать,
    Бросить без опаски
    Жаждущих играть
    Происки и сказки.

    Кто бы ни хотел
    К тайне приобщиться,
    Как бы ни потел,
    Дабы научиться
    Чуять миг любой, –
    Должен хоть немного
    Быть самим собой,
    Ибо всё – от Бога.

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29