Добро Пожаловать

Йон Миранде (1925-1972) и Габриель Арести (1933-1975)

 

Стихотворения

 

В переводе Владимира Луарсабишвили

 

 

Йон Миранде (1925-1972) и Габриель Арести (1933-1975) – основоположники современной баскской поэзии.

 

Йон Миранде родился в Париже, в баскской семье. Предполагается, что именно Й. Миранде внес абсолютную иронию в баскскую литературу, выражая ее, как это ни странно, символистическим языком.

 

Последователь Бодлера и Ницше, идеологически близкий к фашизму, но не в политическом, а в культурном плане и, одновременно, идеологический вдохновитель первичного баскского национализма, антидемократического и анархического, Й. Миранде в своих стихотворениях касается разных ключевых тем.

 

В одном из интервью, где Й. Миранде признавался в своем эстетическом кредо, он утверждал, что искал метафизическую поэзию, которая заключала бы в себе выражения философского мнения. Некоторые его тексты действительно являются иллюстрацией таких тезисов, в основном Ницше, однако не стоит забывать и об увлечении поэта Спенглером.

 

В любом случае, идеология Й. Миранде ограничивается глубокой верой в антихристианство, что и способствует его мышлению. Эта идея отрицания культурных ценностей христианства сопровождается утверждениями, такими, как увлечение дохристианской культурой – мифологизацией дороманской кельтской культуры или утверждением сексуальной свободы.

 

Любовные стихотворения, некоторые из которых являются восхвалением педофилии, закрывают тематический цикл, напечатанный в разных журналах и недавно изданных отдельной книгой.

 

Что касается формы, аллитерации и ритма, то максимальные ценности символистической эстетики сочетаются с целым миром блестящих образов, с лаконичным выражением идей, близким к концептизму, с изысканной осторожностью выбирания слов и памятью об эстетике Бодлера, которому Й. Миранде стольким обязан.

 

Габриель Арести представляет собой сильного и стойкого поэта, поэта-пророка, основоположника социальной поэзии, хотя весь его многогранный труд не вмещается в эти рамки.

 

Видение поэзии Г. Арести можно коротко определить следующим перечнем:

 

- поэт задается вопросом о сущности вещей и последнем назначении чувствования и мышления;

 

-  размышление имеет место в обществе, по отношению к которому поэт определяет свою поэзию как отношение правды текста к правде реальности. Согласно Г. Арести, функция поэта состоит в поиске практической, а не метафизической правды, дабы передать ее народу и поставить под сомнение такие ценности общества как сила и деньги. Таким образом, поэт остался бы выброшенным из общества, и поэт-аутсайдер встал бы лицом к лицу перед поэтом-лауреатом, несомневающимся в статусе этого общества.

 

Эти утверждения определяют основу социальной поэтики Г. Арести. Вместе с этим, в его поэзии можно выделить три этапа ее развития:

 

- символистический период, вершиной творения которого является Maldan behera, и где преобладает влияние Т. С. Элиота;

 

- цикл социальной поэзии, серия книг, в которой отмечается игра слов между «Страна Басков» (Euskal Herria) и «Камень» (Harria);

 

- возращение к Т. С. Элиоту.

 

Из книги Йона Кортасара «История Баскской Литературы» (Kortazar J. Historia de la Literatura Vasca. Las Tres Sorores-Pranes, Madrid, 2003).

 

                                                                                                               Вступление переводчика

 

 

* * *

 

Йон Миранде

 

PARIS-BEURET

 

На улице грязных домов

Парижа,

есть дом один

грязнее остальных,

я духом падаю

от имени его.

Там я работаю,

бумаги заполняю,

в замазанной конторе

надоедает дело,

и до шести не выхожу.

 

Товарищи по работе –

мы друзья,

каждое утро меня приветствуют

без единого слова,

так как любят меня

подобно Божьей любви

к дьяволу.

Они разговаривают

подобно ворону –

коа, коа, коа, коа –

и всегда плохо отзываются

о других:

легки на язык

друзья мои по работе.

 

Утром рано я встаю

и на работу иду... неохотно...

Каждый раз, при входе

сердце мое изнывает,

как слышу всех этих

злобных старух,

работающих без репутаций,

изрыгающих гной изо ртов;

и не умолкающих

с утра.

 

Женщины моей конторы

толстые иль тощие,

все безобразные.

Убежал бы кто от них

устращенный, если бы смог...

Я должен выносить их

– и это меня расстраивает

все эти длинные часы –

(Я – баскский рыцарь!)

ох, женщины сатаны!

 

Стараюсь на небо смотреть,

однако, оно меня еще больше расстраивает,

давая мне понять,

что я должен оставаться здесь.

Но, для отпугивания моих страданий

я пишу стихи,

множество красивых

                                            баскских стихотворений,

– это то, что мне по душе –

я усердствую в этом до шести часов.

 

Таким образом, в конторе,

окруженный балтушками,

я провожу часы

и дни,

душа моя страдает

лишь от их упоминания.

С каждым днем все более бешусь,

исписывая каракулями бумаги,

в любимой конторе Бойрета

на улице Парижа...

 

Одинь день в Субероа

 

Летом,

в зное,

был я с тобой

в Субероа...

 

С губ твоих

лились баскские слова,

приятные на слух,

словно звук пчелы,

летящей к солнцу,

и, в то же время,

печальные.

 

 

В Субероа

земным днем,

я был с тобою,

слушал

и внимал.

 

Прошел с тех пор год...

года два... иль больше...

намного больше:

не ведал, что так много...

 

И солнце столько раз взошло;

и столько теплых слов

и холодной лжи

было с тех пор,

как потерял тебя я

в Субеора...

 

Где ты, малышка, с кем?

- Может одна ты на ночь

                                            смотришь ясным взглядом

в своей горнице,

в Субероа?

 

Перевод с баскского Колдо Ичагирре

 

 

 Г. Арести

 

Это было моим началом

 

Да.

И однажды я умолкну,

после того,

как скажу слова

которые еще не говорил.

Да.

И нет.

Услышал бы кто-нибудь...

 

Тому, кто пожелает выслушать меня...

 

Должен признаться, что я непокорный... что должен выразить свой протест, что я рядом с человеком, как обещал это однажды на платформе в Сороссе. Я не выдумываю ложь. Я говорю правду, и я не любитель тактики. Если правда рядом с нами, то нам незачем выдумывать ложь. Это так, я за правду, так как правда и человек неразлучны. Когда человек отдаляется от правды, то не знаю, что может случиться. И если никто не хочет меня выслушать, то мне все равно, я скажу для города, звезды или неба (ох, город, ох, звезда, ох, небо) (я уверен, что найду ответ в душе поэта Мигеля Ласа де Гетария), я непокорный, я должен выразить свой протест, так как я человек.  Об этом я уже говорил. Я не могу выдумать ложь. Я научился разговаривать в гавани Бильбао, когда я ел жареный окорок и пил кофе с молоком, смешивая его с коньяком. Я уверен, что человек также на моей стороне. И человека, пожалуй, зовут Мигель Ласа. Или женщину зовут Амая Ласа. Иногда он наряжается в клоуна. Ветер Севера. Ветер Юга. На открытом воздухе всех ветров мира. Страна Басков открыта для всех ветров мира.

 

 

Я и то, что я говорю

 

Я ничто, кроме того,

кто я есть.

Я тот, кто я есть, да, тот кто я есть,

а не тот,

кто не есть.

Я есть для себя,

для

воли моей,

для воли и достойнства того, кто я есть,

вне моих мыслей

и ощущений.

Я в пути (насколько трудный закон,

какой неизбежный распорядок),

к концу.

Куда-то туда иду

и не боюсь, нет,

нет.

Дело в том, что дорога идет

в никуда,

и однажды ничего не будет,

кроме того,

чего не будет. Нет. Да. Я тот, кто я есть,

и ничто кроме того,

кто есть, и однажды

я также перестану быть

тем, кто я не есть, нет, кем я не буду.

И это есть, да и нет, то, что сейчас, всегда и

раньше говорил я,

кто я есть, и что я говорил,

или кто я не есть,

и я умолкаю.

Из пощады и достоинства моих дум.

Да, тот кто я есть. И то, что я говорю.

 

 

Величина вселенной

 

Я говорю о себе,

будто я –

величина вселенной.

Простите меня.

Каждый зрит собственными очами.

И кто мне скажет, что колокольня

                                                                                       Лодио не зрит?

Кто мне скажет?

Я должен о себе лишь говорить,

так как себя

я знаю лучше всех.

Что грудь моя – лабиринт,

и все изгибы мне знакомы.

По нему ходить могу

как по комоду постели,

до того дня,

как мне души закроют очи.

Так что я тот, кто говорит

и говорю мир,

моим посохом я должен мир измерить,

поскольку лучшей меры не найти мне.

Я знать хочу лишь то,

что в груди моей.

Я про себя лишь говорю.

 

В Сараусе жил человек, он до войны

причащался ежедневно.

А сейчас раз в год,

так как надо протестовать, да, черт побери!

У него дочь лет двадцати,

она учит немецкий, рисует

                                                                 и играет на пианино;

в будущем году выйдет замуж

и не за  кого иного,

                                            чем за инженера мостов!

Этому человеку не понравится,

что я говорю о себе, однако

он не понимает, что я есть

самый мудрый человек на этом свете.

Не ведает, бедняга.

 

 

* * *

 

Единственным наставником

мне был

учитель мой,

уроки брал я у него,

ему обязан тем, что я баск,

упомянуть я должен

имя его,

усопшего, что в Гернике

жил,

оставившего нас

на площади Барне,

отдавшего себя

для защиты народа,

для этого ко мне

за помощью пришел,

мертвого тела не видать

никогда глазам моим,

живу я столько лет,

он, может быть, меня от церкви

отлучит,

так как я отлучен от него

так долго.

Алтубе, дорогой,

усопшее тело твое

не кончается повторно,ты живешь в моих

произведениях,

баскский народ тебя носит с собой,

ты будешь жить

вечно

в душе

басков.

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29