Добро Пожаловать

От редакции

В этом номере “Нового Берега” мы представляем поэтов группы “Алконостъ”.

Вот уже двадцатый год в Москве выходит поэтический альманах “Алконостъ”. Он появился на свет 15 декабря 1989 года, когда молодые поэты Наталья Перова и Ольга Нечаева решили, что без собственного издания им не обойтись. Тираж первого номера составил всего пять экземпляров. Вокруг журнала быстро сложилось одноименное творческое объединение. Первым главредом “Алконоста” и руководителем творческого объединения была Наталья Перова, с 1993 года им стала Ольга Нечаева. Костяк объединения ныне составляют поэты Павел Белицкий, Всеволод Константинов, Евгений Лесин, Ольга Нечаева, Александр Переверзин, Алексей Тиматков, Андрей Чемоданов и композитор Сергей Труханов. Кроме них, в “орбиту” объединения входит более десятка авторов: Александр Сорока, Кирилл Анкудинов, Владислав Колчигин, Михаил Свищёв, Ян Шенкман, Виталина Тхоржевская, Мария Тиматкова, Александр Грачев, Анна Логвинова, Марина Мурсалова, Ната Сучкова, Игорь Белов, Григорий Петухов, Анна Русс, Владимир Кочнев…

“Алконостъ” позиционирует себя прежде всего как группу друзей, для которых биографическая общность важнее эстетической; не выдвигает программных творческих установок, воздерживается от деклараций. Хотя при желании в публикуемых текстах можно выделить некоторые сквозные черты: в идеологическом плане это экзистенциальная проблематика, попытка индуцировать поэзию из повседневного опыта; в эстетическом – сдержанность, стремление к вещественной ощутимости слова.

 

Павел Белицкий

* * *
В лесу у Филькина оврага,
Из-за берез едва видна,
Торчит коряга не коряга,
А так, корявая сосна.
В изломах остеохондрозных,
У корня влажная, во мху,
Чуть выше бурая, в наростах,
Но охра, охра наверху
Такая, что почти пугает
Телесно-теплый цвет ствола.
Как будто не сосна – другая
Хотела быть – и не смогла.
Так древесиною, под спудом,
В уму невнятной глубине,
По целлюлозовым сосудам
И в смолянистом волокне
В стволе уродливом – застыла,
Перекорежась вкривь и вкось,
Как и меня перекосило,
Что и во мне не удалось.

 

Всеволод Константинов

* * *
Все посыпано густо полынною солью.
Мы искали ягненка, не пришедшего к стойлу.

Мальчик, девочка, мальчик – под темнеющим небом,
Запаслись мы мечами, а девочка хлебом.

Может, он заблудился в деревне? – Едва ли.
Мы за реку в сырые луга побежали.

Мы увидели цаплю в багряных болотах,
Мы увидели крысу на старых воротах

У заброшенной фермы, и дверца скрипела,
Открываясь в тот мир, где не видно предела

Запустению, скорби, мольбе и утратам,
Где не каждый закат называют закатом.

Мы взглянули туда, петли всхлипнули тонко,
Мы потом уже шепотом звали ягненка.

А в лесу будто все наши ночи чернели,
Но пока их держали передние ели.

Мы взбежали на холм и назад оглянулись,
И деревни огни чуть заметно качнулись,

Там петух не кричит и собака не лает,
Словно это корабль в тишину отплывает,

Отплывает без нас! Нас оставили в спешке!
Мы скатились с бугра, как с ладони орешки

В молоко, в ивняковые хлопья тумана,
Сквозь холодное пламя речного бурьяна.

Мы терялись, сжимались от боли испуга
И впервые по имени звали друг друга.

А ягненок, с которого путь начинался? –
Он нашелся без нас, может быть, не терялся.

 

Евгений Лесин

* * *
Выпил чаю. Чаю “Липтон”.
Закачались фонари.
Дорогой диспетчер лифта,
Ты со мной поговори.

Прояви ко мне вниманье
И заботу прояви.
А не то одни страданья
И печали от любви.

От любви моей несчастной,
К самому себе любви.
Дар случайный, дар напрасный,
Хоть милицию зови.

 

Ольга Нечаева

* * *
В кулаке шевелится, щекочет,
Жёсткими надкрыльями поводит,
В тесноте мечтает о свободе
И привыкнуть к темноте не хочет.

Ах ты, насекомое созданье,
Маленькая жизнь! Ну что, лети же!
Подношу кулак к губам поближе,
Бормочу смешное заклинанье:

“Ах, зверушка, божия коровка,
Поспеши, скорей лети на небо,
Принеси горячего мне хлеба…”
А вот счастья попросить неловко…

Как она рванёт во все опорки!
В чистом небе лёгкой точкой станет.
Не заметит, как меня обманет:
Не пришлёт мне и горелой корки.

Нет ни крошки, но осталось это
Затяжное, выцветшее лето
Пошуршать листвой над головою,
Лечь под ноги высохшей травою.

 

Александр Переверзин

Чайник

Курили, мялись у сараев,
решали, как доставим груз,
я, Марк и Гена Николаев,
наш однокашник и не трус.

Был Гена третьим, внешним оком,
пока снимали втихаря
мы радиатор, ручки с окон
в цеху при свете фонаря.

Ходили трижды за окошко,
во тьму, где шорохи слышны.
Забрали чайник, вилки, ложки.
Кому теперь они нужны?

И, хоронясь во мраке жарком,
соляркой провонявшем так,
что, если щёлкнуть зажигалкой,
спалишь к чертям весь этот мрак,

мы выгружались у забора.
Был Гена чайнику не рад:
“За ним вернуться могут скоро,
я отнесу его назад!”

За ним вернутся? Спятил, Гена!
Никто, никто и никогда
не возвратится в эти стены,
на это капище труда,

в пространство, ржавое на вдохе,
где – я же трижды там бывал! –
не то чтоб сходятся эпохи,
а просто времени провал.

Там труб дюралевые кости
нашарит в темноте фонарь,
и мнится: на чумном погосте
работал начерно грабарь.

А в отдалении, убоги,
из нашей тьмы во тьму веков
таращатся единороги
токарно-фрезерных станков…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

…Теперь, застрявший меж мирами,
я говорю с таких высот,
с которых видно, что же с нами
за десять лет произойдёт:

Марк, соскользнув в стройбате с крыши,
без ног покинет гарнизон,
Геннадий голоса услышит
и будет в жёлтую свезён,

я изучу закон Бернулли,
проинжинерю год в Клину.
А чайник мы тогда вернули,
не взяли на себя вину.

 

Алексей Тиматков

Красноармеец

Я погиб на прошлой войне.
И комар летит не ко мне.
В горле заплесневела водка.
Тонкий войлок дотла промерз,
Торф заполнил бесполый торс,
И в грибницу вросла подметка.

Откопай меня и скажи,
Что удержаны рубежи,
Что настали любовь и братство.
За другие слова, о другом
Я тебя заколю штыком,
Как цыгана за конокрадство.

 

Андрей Чемоданов

* * *
я как-то никуда не тороплюсь
ловлю себе совсем чужие взгляды
собака посмотрела на меня
неумными щенячьими глазами
и лужа посмотрела на меня
моими отражёнными глазами
и небо посмотрело на меня
глазами пролетевшей чёрной птицы
и даже ветер смотрит мне в глаза
так что они невидимо слезятся
и боже смотрит мне во все глаза
а ты давно не смотришь мне в глаза
как ты умеешь
ах как ты умеешь

 

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29