Добро Пожаловать

НАША ПОЭТИЧЕСКАЯ АНТОЛОГИЯ

(стихи дипломантов международного поэтического конкурса имени Н.С.Гумилева “Заблудившийся трамвай”)

Ежегодный поэтический конкурс имени Н.С.Гумилева "Заблудившийся трамвай" проводится с 2004 года при поддержке ряда литературных организаций Санкт-Петербурга. Цель конкурса – выявление новых, талантливых современных русскоязычных поэтов, до настоящего времени недостаточно известных читателям и критикам. В то же время конкурс демократичен и не ограничивает участия уже признанных авторов. С 2007 года конкурс проводится при участии и поддержке журнала “Новый Берег”.

Конкурс проходит в четыре этапа. На первом этапе проводится прием конкурсных подборок (от 150 до 200 ежегодно). Члены предварительного и полуфинального жюри не могут быть авторами-участниками конкурса данного года. Жюри каждого этапа получает подборки без указания авторства, под порядковыми номерами. На втором этапе жюри предварительного этапа формирует лонг-лист (примерно 50 подборок). На третьем этапе жюри полуфинала определяет шорт-лист (10-15 подборок). В это жюри входят поэты, редакторы литературных сайтов и журналов, а также призеры прошлого года. На заключительном этапе главное жюри определяет победителей конкурса. В состав главного жюри входят известные писатели, поэты, литераторы, редакторы литературных журналов. В жюри конкурса 2008 года вошли Евгений Антипов, Владимир Губайловский, Нина Катерли, Бахыт Кенжеев, Александр Кушнер, Вячеслав Лейкин, Алексей Парщиков, Ольга Родионова, Илья Фоняков, Алексей Цветков, Сергей Шестаков.

Лауреатами и дипломантами конкурса стали (в порядке возрастания суммы мест): Елена Тверская, Игорь Царёв, Елена Максина, Олег Горшков, Светлана Марковская, Владимир Эль, Семён Крайтман, Ольга Хохлова, Ольга Мельник, Евгений Никитин, Владимир Беляев, Андрей Дитцель, Елизавета Яровая, Татьяна Осетрова, Виктор Гуревич. “Новый Берег” по традиции публикует подборки трёх лауреатов и по одному стихотворению следующих за ними (по сумме мест) девяти дипломантов.

От редакции

 

Олег Горшков

Стансы к августу

Привязываюсь к жизни всё сильней,
всё сумасбродней и непоправимей,
поплывший август, что-нибудь соври мне
о сне легчайшем в миг прощанья с ней.
Хлеб тишины насущной всё черствей,
и сумерки теснее в топком танце,
и всё яснее лиственные стансы
в прерывистом дыхании ветвей.

И что с того? – хоть сколь-нибудь соври…
Цветёт болиголов, пьянит цикута –
веди к ним, август, пастырь мой, покуда
ольшаники звенят и пустыри.
Как грузен под ногами шар земной,
вобравший пыль времён в сухие поры,
и с каждым вдохом вязкие просторы
всё легче спутать с близкой западнёй.

И допоздна исчезнув в толчее
пожизненного душного шанхая
роящихся сомнений, выдыхаешь:
не оправдаться – нечем и ничем,
и сам же правишь: значит, ни к чему -
чем ближе бог, тем неисповедимей
пути и правды, легион – им имя,
их русла наполняют леты тьму.

И августу по тёмным руслам трав
вот так же течь и становиться гуще,
пока он имя, запахи и сущность
не исчерпает, в осени пропав
и всё-таки себя продолжив в ней,
и осень так сама впадает в зиму,
так близишься к своей неумолимой,
незыблемой последней тишине…

 

Светлана Марковская

обходчик. через запятую

обходчик проверяет буксы, и на лице его потемки, наверное, чтобы вернуться понадобится время ломки, понадобится время жизни, понадобится время ночи, такие вот приходят мысли, тук-тук-тук-тук – идет обходчик, смотрю в оранжевую спину, считаю про себя вагоны, они плывут надменно мимо, а я гуляю по перрону, а я курю, а я не плачу, обходчик все стучит по буксам, понадобится время, значит, чтобы когда-нибудь вернуться, чтоб сократились километры, чтобы табло мигало “прибыл”, окурки мимо тащит ветер, носильщик - скарб, ярыга - рыбу, а я у толчеи вокзальной учусь прощать, учусь прощаться…
- обходчик, что там?
- все нормально,
еще не время возвращаться…

 

Владимир Эль

* * *


Давным-давно, во времена слонов,
Сверкающих на краешке комода,
Я знал примерно три десятка слов,
Но понимал весь мир без перевода.

Давно забыт младенческий язык,
В нём нет нужды, он кажется напрасен
Среди людей, к которым я привык,
И мудрых книг, с которыми согласен.

Но иногда... Ах, это "иногда" ! -
Мне кажется - я снова понимаю
Идущие вдоль моря поезда
И пёстрых рыб встревоженную стаю,

Ютящийся у берега камыш
И силу притяжения земного...
И даже то, о чём не говоришь.
Последнее важнее остального.

 

Семен Крайтман

* * *

не на радость живём,
да некому пришибить...
буде день, перенову
выстелит на покров.
чигиринские все
ушли жидовню давить.
помяни, Богородица,
грешных своих рабов.

под копытом вода хрустит
в мелководье рек.
подари хоть час,
продай, отпусти взаймы!
то ль сама она мясом вмазана
в мокрый снег.
то ли лялька её, то ли платье
поди пойми...

– отчего ты не умер,
зачем ты ещё живёшь?!
что тебе, оскоплённому,
в пыльных моих речах?!

здесь весною, в травень
затяжелеет рожь.
разнесёт, поди ж ты, кормилицу
на таких харчах.
на таких харчах,
поди, калачи взойдут.
непривычное дело,
даже для этих мест.

– будет время-увидимся.
я пока отойду
почитаю на ночь сыночке
благовест....

 

Ольга Хохлова

* * *


В эти сны, чёрно-белые, с титрами,
В этот город немой над Невой,
Я впустил Твою музыку тихую
И она говорила со мной.

Повторяла, занозила, мучила –
Не вернуться уже, не вернуть.
И тоска – загрудинная, жгучая –
До светла не давала уснуть.

Мимо парка, кофейни, закусочной,
Без раздумий покинув кровать,
Я бежал, задыхаясь, за музыкой
В безнадёжной попытке – догнать.

Проступали из мрака – полосками,
Отголосками пыльных гравюр –
Узкобёдрые улицы плоские
В обветшалых домах от кутюр.

Лишь под утро – измучен синкопами,
Поражён тишиной ключевой,
Я очнулся – тревожный, растрёпанный,
А вокруг – никого, ничего.

Только сердце, безрадостно тикая,
На последних аккордах сбоит.
И тоска – чёрно-белая, тихая –
Проникает за шторы мои.

 

Ольга Мельник

(ПЕРСЕФОНА)


А не будешь расти – заберёт тебя мёртвый бог.
А не буду я здесь расти, ничего не хочу, не люблю никого,

Потому что нет у меня ни ума, ни сердца, ни рук, ни ног,
Потому что Деметра во мне течёт, родниковая кровь.
На порог Деметра выходит с пустым ведром,
Говорит – созревает мир, созревает мир.

А сама я сплетаю слова, расплетаю слова,
Я Деметрина донечка, тоненькая трава,
Я спала, я зерном себя в землю спрятала,
Пела, плакала, ничего не сделала, никого не спасла.

Если станет чёрная ночь глуха, приходи за мной,
Дай мне имя – моя Персефона, гранатовое зерно.
Стебли мои – на ветру, корни мои – в Аид,
Дай мне выключить свет, с мёртвыми говорить.

…Потому что нет меня, нет, потому что нет.

 

Евгений Никитин

Стихотворение


Мы проходим сквозь твои руины, город белый, город нежилой.
Где часы покоя и рутины, и любовь с еловою иглой?
Наши души – клочья парусины, лоскуты, а память не могла
выткать хоть немного паутины для летающего барахла.
Время не давило, не ломало, не соприкоснулись полюса.
Дети, дети, все вам было мало, погодите, время не настало
распускать цветные паруса.

Кто остался дома, как помещик, в шорохе, да ворохе страниц,
в сполохе, да холоде померших с поскрипу велосипедных спиц,
кто уехал и сменил на мыло шило, а про мыло позабыл,
кто вернулся. Я вернулся было, но туда, где никогда не жил.
Время хлопотало и молчало, надевало серый лапсердак.
Слушай: "На колу висит мочало, значит, начинаем все с начала."
Начинаем, только дайте знак.

 

Владимир Беляев

Якшино

Я прятался в заброшенный овин,
не признавая бабушкин свекольник.
Еще не зная, что такое сплин,
по вечерам слонялся меж руин
усадьбы, школы, церкви, колокольни.

Крошился под ботинками кирпич.
Сползал паук по ветхой штукатурке.
Еще не зная, что такое кич,
я видел – нарисованный Ильич
сидит на пне в студенческой тужурке.

Высокий берег. Шустрые стрижи.
Тоскливый плот. Туманная рыбалка.
Еще не осознав пределов лжи,
тревожился, что леска задрожит,
и пойманную щуку будет жалко.

Мельчает и сужается река
в местах, где все изведано, но зыбко;
где я сыграл плохого рыбака...
Срывайся, гениальная строка!
Плыви себе, серебряная рыбка!

 

Андрей Дитцель

* * *


В марте по небу скитаются тусклые рыбы.
Видишь, повсюду вода, не дождаться ковчега.
Суша всё меньше. Мы гибнем с тобой. А могли бы
вместе уйти по последнему талому снегу.

Нам бы в пути помогали герои и боги,
я бы учился любить тебя верно и тихо,
гладил бы волосы, трогал бы тонкие ноги.
Так и глядишь, избежали бы горя и лиха.

Вот и вода у ступней. Прибывает к коленям.
Море сильнее любого, любому по росту.
Ты понимаешь внезапно: нет смерти и тлена.
Мы просыпаемся рыбами. Как это просто.

 

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29