Добро Пожаловать

Александр Шапиро

 

Тайна пропавшей ремарки

 

«Макбет», как и многие другие пьесы, впервые был опубликован только в 1623 году, через семь лет после смерти Шекспира. При публикации были допущены неточности в самом напряженном месте: когда Макбет во время осады узнаёт о смерти жены и произносит знаменитый монолог, уступающий по известности разве только монологу Гамлета. Эти, на первый взгляд, локальные неточности были косметически подправлены в более поздних изданиях и таким образом появился общепринятый современный текст пьесы.

 

По-видимому, одна из наиболее важных деталей «Макбета» была упущена в результате этой непродуманной редакторской правки. Это выяснилось недавно, когда актриса Джен Бликст, игравшая леди Макбет, выдвинула блестящую гипотезу, которая проливает свет на исходный замысел Шекспира.

 

Чтобы познакомиться с этой гипотезой, вспомним необходимые детали. У Шекспира взаимоотношения между Макбетом и его женой начинаются с письма. В нём Макбет рассказывает, как ведьмы предсказали, что он станет королём после Дункана. Леди Макбет читает это письмо непосредственно перед встречей с мужем. И первый диалог супругов звучит так:

 

       Макбет

Любовь моя, Дункан к ночи приедет.

 

       Леди Макбет

А уезжает он когда?

 

       Макбет

                               Назавтра

Намерен ехать он.

 

       Леди Макбет

                               О, никогда

Пусть солнце это завтра не увидит.

 

Как всем хорошо известно, по наущению жены Макбет убивает Дункана и становится королём, а леди Макбет — королевой. После этого леди Макбет слегка повреждается рассудком. Вот диалог врача и придворной дамы:

 

       Врач

... Когда она бродила последний раз?

 

       Придворная дама

С тех пор как его величество выступил в поход, я видела, что она вставала с кровати, набрасывала на себя ночную рубашку, отпирала шкаф, доставала бумагу, складывала ее, писала на ней, читала написанное, потом запечатывала и возвращалась в постель; и все это было в глубочайшем сне.

 

       Врач

Сильное расстройство естества — пользоваться благами сна и в то же время предаваться занятиям, присущим бодрствованью. Это дремотное возбуждение, кроме блужданий и прочих подобных поступков, возможно сопровождается какими-либо речами?

 

       Придворная дама

Такими, сэр, что я повторять не стану.

 

А теперь мы прочитаем то самое загадочное место трагедии, которое находится в начале пятой сцены пятого акта. Но не в современном отредактированном виде, а так, как это напечатано в первом издании 1623 года.

 

 

       Макбет

                       ...Что там за шум?

За сценой раздается женский крик.

 

       Сейтон

Там женщины кричали, государь.

 

       Макбет

Вкус ужаса почти уже забыт.

А раньше чувства бы похолодели

От крика ночью. От зловещих сказок

Тогда, вставая, шевелились космы

Словно живые. Страхом я пресыщен.

Привыкший к трепету жестокий разум

Не содрогнётся. Крик был отчего?

 

       Сейтон

Скончалась королева.

 

       Макбет

                               Лучше б ей

Скончаться было позже. Вот тогда

Для этих слов бы время подошло.

И завтра, снова завтра, снова завтра,

Крадясь, переступает день за днем

К последним буквам хроники времен;

А наши все «вчера» глупцам осветят

Путь к пыльной смерти. Выгорай, свеча!

Жизнь — тень идущая, актер несчастный:

То мечется, то шествует в свой час

По сцене, и — не слышен. Это

Рассказ безумца, полон гневных звуков,

Не значит ничего.

 

В глаза бросаются две детали. Во-первых, Макбет сперва спрашивает, что за шум, и только потом стоит ремарка о крике за сценой. Вряд ли ведьмы наделили Макбета способностями к предвиденью. Во-вторых, слова «my Lord» взяты в скобки. Эти слова совершенно лишние: без них везде звучит строгий шекспировский пятистопный ямб, а с ними две строчки становятся трехстопными.

 

Очевидно, что в первом издании были допущены неточности. Их стандартное исправление таково: во-первых, Макбет спрашивает о шуме после крика за сценой, а во-вторых, после вопроса Макбета Сейтон уходит и возвращается с вестью о смерти королевы.

 

Но есть еще одна важнейшая неточность. Это сам знаменитый монолог, начинающийся словами «И завтра, снова завтра, снова завтра». И образы, и сравнения, и язык этого монолога абсолютно несвойственны Макбету — воину, убийце и королю.

 

Замечательная догадка Джен Бликст состоит в том, что этот монолог — предсмертное письмо леди Макбет. И эта мысль подходит к тексту, как недостающий кусочек паззла. Отношения четы Макбет с письма начались, письмом и заканчиваются. В первом их диалоге, определившем их судьбу, дважды упоминается «завтра» — монолог начинается со строки «И завтра, снова завтра, снова завтра». То, что писала леди Макбет, не исчезло без объяснений, а объявилось в кульминационный момент.

 

И эта важная деталь пьесы была утеряна только оттого, что в первом издании, скорее всего, просто не указали, что Сейтон вместе с известием отдает Макбету письмо, а перед монологом стоит ремарка: Макбет читает.

 

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29