Добро Пожаловать

Александр Беззубцев-Кондаков                  

 

Петрополь и крокодилополь

 

Течет тысячелетний Нил.

Вина девятый кубок выпит.
Ты проглоти страну Египет,

Левиафан иль крокодил.

                                                            Александр Люлин. Мария Египетская, поэма

  

                                                   …какое основное свойство крокодилово? Ответ

                                                   ясен: глотать людей.

                                                               Федор Достоевский. Крокодил

 

 

На поэме Корнея Ивановича Чуковского «Крокодил» воспиталось не одно поколение советских и российских детей, и, думается, минуют еще десятилетия, а родители все так же будут читать мальчишкам и девчонкам остроумную, блестяще написанную книжку о похождениях Крокодила Крокодиловича в Петрограде и на берегах Нила. Сказочная поэма «Крокодил» легла в основу созданного Корнеем Чуковским «детского комического эпоса», по выражению литературоведа Юрия Тынянова. Родители, читающие своим детям «Крокодила» и другие сказки Чуковского, сейчас с трудом поверят в то, что менее ста лет назад эти произведения объявлялись в советской педагогической печати вредными, опасными для развития ребенка. Сказка «Крокодил» называлась политически ошибочной. Нашему современнику совершенно невероятной может показаться сама попытка поиска каких бы то ни было политических смыслов в сказке Чуковского.

Поэме «Крокодил» Н.К.Крупская посвятила отдельную статью, опубликованную в 1928 году в журнале «Книга детям»,  где разоблачала политически вредное содержание произведения Чуковского. Статья Н.К.Крупской содержит немало забавных нелепостей. Первым делом Н.К.Крупская отмечает, что слишком мало написано детских книг, рассказывающих детям о животных вообще и о крокодилах, в частности.  Поэтому Н.К.Крупская считала возможным упрекнуть Чуковского в том, что он не удовлетворил любопытство детей, которые хотели бы побольше узнать о крокодилах.  Н.К.Крупской недоставало в поэме информации зоологического характера – где живет крокодил, чем питается, etc. Н.Крупская пишет так, будто от Чуковского ожидали книжку по популярной зоологии.  «Вместо рассказа о жизни крокодила, они [дети] услышат о нем невероятную галиматью», - заключала Н.К.Крупская.

Другой адресованный Чуковскому упрек Н.К.Крупской носит уже прямо политический характер. Народ в поэме «Крокодил» изображен трусливым, народ не знает, как спасаться от Крокодила и лишь один храбрец Ваня Васильчиков находит в себе мужество бороться с этим непобедимым чудовищем. Действительно, Чуковский забыл большевистский постулат о том, что «ни бог, ни царь и ни герой» не даст народу «избавление» от тирании, в поэме «Крокодил» вся надежда пассивных народных масс возлагается на героя Ваню.  «Это уже, - подчеркивает Н.К.Крупская, - совсем не невинное, а крайне злобное изображение…» Народ, испугавшийся Крокодила, - это вправду совершеннейшая клевета!.. Далее Крупскую насторожило описание быта семьи Крокодила в Африке, она пришла к выводу, что Крокодил и его семейство живут в далекой Африке – О, Боже! – как мещане. «Мещанин-крокодил», - делает убийственный вывод Крупская. Но это еще не самое страшное, ведь Крокодил вдобавок оказывается монархистом, и, принимая в своем доме царя-гиппопатама

                           …Крокодил на пороге

                           Целует у гостя ноги:

                           «Скажи, повелитель, какая звезда

                           Тебе указала дорогу сюда?»

Монархические взгляды Крокодила, таким образом, доказаны. «Я думаю, - писала Н.К.Крупская, - «Крокодил» ребятам нашим давать не нужно… потому что это буржуазная муть».

Споры о политическом значении поэмы Чуковского происходили в контексте дискуссий о том, как можно использовать сказку в деле коммунистического воспитания детей и юношества. Ряд педагогов и литературоведов пытались доказать, что старая детская литература не пригодна для того, чтобы воспитывать советских детей, и, например, один из авторов сборника «Сказка и ребенок» Г.Фортунатов заявлял, что «для большинства наших современных детей Андерсен – представитель иной, чуждой культуры со скучными стилистическими приемами, с непонятным ходом мыслей…» 

Обратимся теперь к содержанию остросюжетной поэмы Корнея Чуковского. Воодушевленные призывом Крокодила, поведавшего своим африканским друзьям о судьбе своего несчастного племянника, погибшего в петроградском зоосаде, звери решают идти войной на «проклятый Петроград», где «в неволе наши братья за решетками сидят». Звери захватывают город, в него победоносно вступает «крокодилово полчище» и начинается оккупация Петрограда. Теперь весь город «полон ужасных, кусающих четвероногих солдат», «всюду рога и хвосты». Только «доблестный Ваня Васильчиков» не убоялся «крокодилова полчища», и с помощью игрушечного пистолета мальчик разгоняет войско оккупантов. Однако животные в качестве заложницы берут в плен девочку Лялю, гулявшую по Таврической улице. Звери предлагают людям компромисс – вернуть Лялю в обмен на освобождение всех «пленных зверей» и их «мохнатых деток». Ваня Васильчиков, ведущий переговоры со звериной ратью от имени людей, признает требования животных обоснованными:

                           Вашему народу

                           Я даю свободу,

                           Свободу я даю!

                           Я клетки поломаю,

                           Я цепи разбросаю…

Советский литературовед Л.Кон сочла действия Вани Васильчикова корыстными, поскольку «причиной, побудившей Ваню «даровать» зверям свободу, является отнюдь не сочувствие к «узникам», а… предъявленный ему зверями ультиматум, где ему предлагается либо освободить их мохнатых деток, либо навек распроститься со своей сестрой Лялей». Почему, однако, именно отрок Ваня Васильчиков оказывается победителем Крокодила и  «крокодилова полчища»? Потому, видимо, что Ваня является единственным в поэме человеком, который умеет говорить на одном языке с животными.

Когда городовой обращается к Крокодилу со словами о том, что «крокодилам тут гулять воспрещается», Крокодил, очевидно, не понимая обращенных к нему слов, проглатывает городового «с сапогами и шашкою». Но стоит лишь заговорить Ване Васильчикову, как произнесенные этим отроком слова «ты, злодей, пожираешь людей…» производят на Крокодила ошеломляющее впечатление, он тут же перестает быть агрессивным и покоряется отроку. Крокодил не ожидал, что среди населения Петрограда найдется человек, который говорит на одном с ним языке. Этот необыкновенный дар, не свойственный людям, принуждает Крокодила безоговорочно подчиняться. 

Мы несколько иначе посмотрим на проблему взаимоотношений крокодила и человека в поэме Чуковского, если вспомним, что крокодил (тождественный чудовищу левиафану) является одним из персонажей библейской мифологии. В начале времен Бог одержал победу над могущественнейшим левиафаном-крокодилом: «Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни» (Пс. 73; 14). В повести Ильи Салова «Грачевский крокодил» сын священника Асклипиод Психологов, якобы едва не проглоченный таинственным зверем, похожим на крокодила, уверяет, что крокодил был похож «на то чудовище, которое обыкновенно рисуется на картинах, изображающих Страшный Суд, и которое своею огненною пастью целыми десятками пожирает грешников». [Об «огненной» пасти Крокодила впоследствии напишет Чуковский в сказке «Краденое солнце»: «И зубах его/ Не огонь горит- / Солнце красное…»   ] Левиафан, читаем в Словаре В.И.Даля, «огромное и хищное земноводное, вероятно крокодил, который во время оно мог быть гораздо больше и чудовищнее…» [курсив наш]. Левиафан, таким образом, в «начале времен» или во «время оно» был тем же знакомым нам крокодилом, только «чудовищнее». Левиафан – противник Господа Бога. Большевики-богоборцы, стремившиеся своей идеологией заменить Православие и установить культ новых святых – мучеников за рабочий класс, словно бы воскрешают этот ветхозаветный сюжет и, персонифицируясь в образе неустрашимого отрока Вани Васильчикова, «сокрушают голову лавиафана», который признает себя побежденным и изрыгает из чрева всех проглоченных им в Петрограде живых существ.  

В финале поэмы Корнея Чуковского «Крокодил» происходит примирение людей и животных, «и наступила тогда благодать». Случайно ли здесь употребляется это наполненное, в том числе, и религиозным содержанием, слово «благодать»?.. Все живые существа обретают свободу, нет больше клеток и цепей, но условием мирного освобождения животных является разоружение «крокодилова полчища», животные вынуждены расстаться с рогами: «у зверей нету теперь ни рогов, ни когтей». Несмотря на эти уступки, звери оказываются выигравшей стороной, поскольку цели, заставившие их идти войной на Петроград, успешно достигнуты. Не зря предпринимали марш-бросок «четвероногие солдаты». Произошел разгром биологического фашизма. Люди вынуждены были отказаться от порочной практики содержания зверей в зоосаде. В политическом отношении люди, надо признать, выглядят ущербно по сравнению с «народом» зверья, ведь люди ждали, что их спасет герой Ваня, в то время как животные, ни на кого не надеясь, сами решили бороться за свободу и счастье, пошли на Петроград войной. Звери и люди преодолели разделявшие их противоречия, символическим выражением чего является финальная сцена поэмы, в которой Ваня Васильчиков своего недавнего врага и оккупанта Крокодила целует «как родного». Да и сам автор поэмы непринужденно чаевничает в компании Крокодила Крокодиловича.

Показательно, что в поэме «Крокодил» именно Петроград оказывается осажденным «крокодиловым полчищем», хотя зоосады есть и в других городах, и несчастный племянник Крокодила Крокодиловича мог умереть и в какой-нибудь другой части света, даже и не в России. Но все-таки именно этот город, к моменту публикации «Крокодила», ставший уже колыбелью трех революций, оказывается местом действия еще одной, четвертой революции, в ходе которой сделан еще один шаг к уничтожению угнетения и торжеству свободы. Вспомним здесь, что Петербург-Петроград – столица, в которой в 1917-м большевики захватили власть, ни разу за свою историю не была никем захвачена, не подвергалась оккупации. Получается, это инфернальное «крокодилово полчище» является первой и последней вражеской армией, ступившей на улицы «северной столицы» России, но и даже это чужеземное войско «четвероногих солдат» в результате перестает быть вражеским, в финале поэмы происходит идиллическое примирение бывших врагов. Звери и люди мирно, согреваясь взаимной любовью, начинают жить в Петрограде.   

Итоги крокодиловой войны можно оценивать, принимая во внимание то, как улучшилась жизнь Крокодила в зоопарке к концу ХХ столетия, а судить об этом можем мы из повести Эдуарда Успенского и Инны Агрон «Бизнес крокодила Гена». Работавший в зоопарке в должности Крокодила Гена разбогател за счет того, что посетители бросали на дно его бассейна монетки. В итоге Гена скопил пять тысяч долларов, которые он решил вложить в бизнес. Крокодил в зоопарке – уже не пленник, а просто наемный работник, который к тому же неплохо зарабатывает. В условиях, которые некогда описывались Корнеем Чуковским, Крокодил в зоопарке и подумать не мог о том, чтобы открыть собственный бизнес, он умирал в нищете и забвении. Однако существуют и примеры противоположного характера. 14 марта 2005 года  информационное агентство Росбалт сообщало, что в харьковской колонии строгого режима живет трехлетний крокодил по имени Вася, который известен своим неуживчивым характером и лишь одному заключенному, Игорю Власенко, он позволяет войти к себе за ограду, прибраться и дать еду. К сожалению, информагентство сообщило крайне скудные данные о заключенном Игоре Власенко, сказав лишь, что он – «сельский парень» и за решетку попадает уже не первый раз. А было бы небезынтересно узнать, по какой статье отбывает в харьковской колонии наказание этот молодой человек, нашедший, подобно Ване Васильчикову, общий язык с нильским крокодилом. Не исключено, что характер совершенного им преступления роднит его с этим жестоким хищником. Но если Игорь Власенко осужден судом и отбывает наказание, то крокодил Вася содержится в колонии строгого режима безо всякого на то основания (по крайней мере, никакой информации о покалеченных или проглоченных этим крокодилом людях нет). Крокодил Вася пребывает в том же тяжелом положении, что и племянник Крокодила Крокодиловича из поэмы Чуковского – он порабощен людьми. И, в отличие от крокодила Гены, крокодил Вася не зарабатывает денег. Есть все основания полагать, что заключение крокодила окажется пожизненным, если только Игорь Власенко, освободившись из колонии, не сумеет забрать на волю своего товарища по несчастью.   

Петроград в поэме Чуковского перестает быть человеческим городом, он теперь – большой, самоуправляемый зверинец. В городе установлена нечеловеческая власть. По сути, это уже не Петроград, а совершенно другой город, который может быть назван тем же именем, что и известный египетский город в Файюмском оазисе Крокодилополь-Арсиноя, где находился центр почитания бога воды и разлива Нила Себека, священным животным которого считался крокодил. В этой местности человек не имел права убивать крокодила даже при непосредственной угрозе жизни. Бог Себек, дарующий плодородие и изобилие, изображался в виде крокодила или человека с головой крокодила. В городе Крокодилополе существовал культовой центр, для которого жрецы искали крокодила, способного быть олицетворением души нильского бога Себека, этот крокодил жил при храме в особом вольере, окружался почитанием и заботой, тело крокодила украшалось кольцами и амулетами. После смерти крокодила бальзамировали и погребали в священной усыпальнице. Благополучная, сытая и изобильная жизнь героя Эдуарда Успенского крокодила Гены в зоопарке во многом подобна жизни крокодила как священного животного Крокодилополя. Кстати, иллюстраторы книг Эдуарда Успенского изображают Гену в том же стиле, в котором изображался бог Себек – человек с крокодильей головой.

Итак, из поэмы Чуковского нам известно, что захватившее Петроград «крокодилово полчище» прибыло с берегов Нила, из Египта. Здесь стоит отметить, что Петербург насыщен разного рода египетской символикой. Наиболее известные из египетских символов - это сфинксы Аменхотепа III, покоящиеся на гранитных постаментах на набережной Невы. Вспомним также, что в резиденцию русских государей Царское Село (ныне город Пушкин) со стороны Санкт-Петербурга дорога пролегает через  Египетские ворота, украшенные  изображениями Осириса. Город, породненный с Египтом множеством духовных связей, чей облик невозможно представить без египетской символики, вполне мог бы претендовать на роль нового Крокодилополя, на берега которого высаживается египетский звериный десант. 

Геродот рассказывал, что в Египте вблизи культового центра бога Себека было установлено особое отношение к тем людям, которые становились жертвами крокодила. «Если какого-нибудь египтянина или…чужеземца, - писал Геродот, - утащит крокодил,.. то жители того города, где труп прибило к берегу, непременно обязаны набальзамировать его, обрядить как можно богаче и предать погребению в священной гробнице. Тела его не дозволено касаться ни родным, ни друзьям. Жрецы бога Нила сами своими руками погребают покойника как некое высшее, чем человек, существо».  Тело человека, который был убит священным животным, само становилось сакральным объектом.

В образе крокодила как литературного героя соединились и  революционная, и реакционная репутация.  И если в поэме Корнея Чуковского поведение Крокодила можно было трактовать и как революционное, и как контрреволюционное, то образ крокодила в одноименном рассказе Ф.М.Достоевского мог быть оценен как исключительно котрреволюционный и антипрогрессистский. Корнею Чуковскому была прекрасно известна репутация «Крокодила» Достоевского как сатиры на Николая Гавриловича Чернышевского. Свидетельство тому – один примечательный эпизод из воспоминаний Чуковского об Илье Ефимовиче Репине, который, как известно, был человеком давних демократических убеждений. «Однажды, - вспоминал К.Чуковский, - он вошел ко мне в комнату, когда я кому-то читал знаменитый пасквиль Достоевского «Крокодил, или пассаж в Пассаже», где, как полагали когда-то, высмеян сосланный в Сибирь Чернышевский. Вошел и тихо присел на диванчик. И вдруг через пять минут диванчик с Репиным сделал широкий зигзаг и круто повернулся к стене. Очутившись ко мне спиною, Репин крепко зажал оба уха руками и забормотал что-то очень сердитое, покуда я не догадался перестать». Из этого эпизода видно, что, даже несмотря на попытки Достоевского объяснить отсутствие каких-либо связей между «Крокодилом» и Чернышевским, в демократических кругах к этому рассказу продолжали относиться как к «пасквилю», сатире на автора романа «Что делать?» И, создавая свою поэму «Крокодил», Корней Чуковский не мог не вспомнить об этой «недемократической» репутации, которая в глазах «прогрессивных» людей справедливо укрепилась за одноименным рассказом Достоевского. Так и новая попытка осмысления «крокодильего» вопроса вызвала упреки в политической неблагонадежности.

12Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29