Добро Пожаловать

Когда человек в шлеме жестом пригласил Доплера к своей "этажерке", Манко, сам не зная, зачем он это делает... Быстро пошёл назад.

- А мне можно полетать? - сказал он.

- Можно, конечно, - сказал человек в шлеме... И крикнул в сторону группки лётчиков, стоявших чуть поодаль:

- Игорь! Клиент!

- Нет, - сказал Манко, - я с Игорем не хочу.

- Почему же? Ладно, клиент всегда прав. Хотите со мной, подождите. Полёт длится восемь минут. Вы - следующий.

- Нет, - сказал Манко, - следующим я тоже не хочу.

- Чего же вы тогда хотите? - задумчиво спросил человек в шлеме и погладил завитые усы - разводя в стороны большой и указательный пальцы...

- Я хочу полетать со своим старшим другом, - сказал Манко, - вдвоём. Сам буду вести самолёт, то есть дельталёт... Но я и самолёты водить умею. Я и в ВДВ служил...

- Так вы, батенька, тогда умеете сигать с самолётов, - усмехнулся человек в шлеме, - а с дельталётов это тоже возможно, но сложнее. Я один это умею...

- Вы меня не дослушали, - сказал Манко, - это я так, к слову... Я почётный член аэроклуба... Вообще, разрешите представиться...

И Манко перечислил все свои титулы - не забыв и депутатский...

- Ну и что? - сказал усач. - Это что, даёт вам право вот так брать у меня машину... А если разобьётесь? Что тогда?

- Я не собираюсь разбиваться, у меня дел много на земле, - сказал Манко, открыл маленькую кожаную сумочку и стал показывать дельталётчику документы...

Доплер за всё это время не проронил ни слова. Он сидел в кресле, глядя в море невидящим взором... Не то чтобы перед глазами у него была эта сцена... Нет, всё было ещё более предательски... Тело, сидевшее в "этажерке" и ждавшее, пока эти два странных человека в чём-то там разберутся, было пустым...

Накануне они с Леной гуляли здесь вечером, и, несмотря на какое-то небывалое нашествие комаров - которых там вообще, по идее, не должно было быть - на море... Доплер вдруг понял, что комары его не кусают... Только его одного - вокруг все чесались, хлопали себя по телу, шли "вприсядочку"... Именно в этом месте, казалось, комариная туча была наиболее плотной...

А его не укусил ни один комар, и теперь он думал, что уже вчера в его жилах текла не кровь, а морская вода...

При этом что-то оставалось в одежде, болталось, что-то неприлично лишнее, случайно задержавшееся в этом порнофильме...

Он увидел, что Манко что-то пишет, положив лист на кожаную сумочку... И, как будто передразнивая, достал блокнот и тоже стал что-то писать...

Манко поднял голову и сказал:

- Пётр Григорьевич, мы сейчас вдвоём с вами полетим. Я пишу расписку, тут мне не верят, так я оставляю залог... Это чистая формальность, вы увидите, как я вас покатаю, я - ас... Но что вы там пишете, если это не секрет? Тоже расписку?

- Да нет, - сказал Доплер, - я заметки делаю. Это профессиональное, знаете...

- А, для будущего фильма, - сказал Манко.

- Слушайте, вы мне оба уже надоели! - сказал человек в шлеме, как будто выплюнув изо рта кляп. - Вот вы - вылезайте из дельталёта. А вы прекратите мне морочить голову! Это просто невозможно!

- Ну подождите ещё минутку, - сказал Манко Доплеру, - допишите сценарий... Я сейчас.

С этими словами он увлёк человека в шлеме за собой, приобняв его одной рукой, отвёл куда-то в сторону. Через несколько минут он пошёл назад один - владелец летательного аппарата остался стоять на месте. Вдруг он крикнул в спину Манко:

- Эй!

Манко обернулся и увидел, что тот стянул с головы шлем и протягивает его...

- Не надо! - махнул рукой Манко.

Усач подбросил шлем немного вверх, как сдувшийся, подранный мяч... Поймал, но надевать не стал. Он наблюдал теперь за происходящим молча, скрестив руки на груди и расставив кривые ноги в сапожках.

- Ну как? - крикнул Манко, когда дельталёт, пробежав десять метров по утрамбованной глине, взмыл в воздух...

Доплер молча озирался по сторонам...

- Нравится? - крикнул Манко.

- У меня ощущение, что я сижу за своим письменным столом... На старой квартире... Там у меня стоял вентилятор, прикреплённый к столу болтами...

- Ну да, этажерка, - сказал Манко, - но неужели вам не нравится, смотрите, мы поднимаемся выше! Куда летим?

- К Кара-Дагу, - сказал Доплер.

- А, сейчас... Тут тоже красиво, смотрите вниз. .

- Красиво. Эти длинные холмы... Похожи на варанов... Которые сцепились...

- Здорово, да? Мы потом подлетим и к Кара-Дагу...

- Но выше мы уже не будем подниматься? - уточнил Доплер.

- Нет, всё. Разве не хватит?

- Я думаю, что хватит, - сказал Доплер, - надеюсь.

- На что надеетесь?

- Да в общем, ни на что... Вот, возьмите. Только аккуратно, а то улетит, - сказал Доплер и протянул Манко сложенный листок.

- Простите, Пётр Григорьевич, но я не могу сейчас читать. Эта смешная конструкция... Требует от меня...

- А не надо читать, вы просто положите в карман. Или, если вы позволите, я положу вам. Можно?

- Ну да, - сказал Манко, - но что-то мне не нравится эта голубиная почта... Эй, вы зачем?! - крикнул он, увидев, как Доплер расстёгивает ремень безопасности...

- Прощайте, - сказал Доплер и стал валиться на бок... Но Манко, заорав:

- Куда?! - схватил его за ворот...

 

- Пустите, - сказал Доплер, - сейчас же... Вы просто не понимаете...

- Я всё понимаю! - крикнул Манко, - я за вас подписался, зачем же вы так?

- А я написал письмо! - взвизгнул Доплер, - оно у вас в кармане. Там всё, как полагается, в смерти прошу не винить, подпись... Пустите меня. А то это плохо кончится, вам ещё рано, пустите, пустите...

Дельталёт летел теперь как бы по спирали, Манко напрягал все свои силы, чтобы не дать свалиться на бок - теперь уже не только Доплеру...

- Блядь, что ж вы делаете! - сказал он. - Мы сейчас упадём!

- Хорошо, - сказал Доплер, - пустите меня. Я обещаю, что не буду.

- Смотрите у меня, - сказал Манко и отпустил рубашку, - а то я вам... Кара-Даг не покажу... Я же не могу так... управлять одной рукой, другой вас держать, да ещё третьей бороться с болтанкой... Эй, так мы не договаривались! - крикнул он, увидев, что Доплер, взявшись рукой за борт, пытается подняться...

- Прощайте, мой друг, - сказал Доплер.

- Стоять! - закричал Манко и, отпустив руль, не глядя, ударил Доплера - сбоку, без размаха, левой рукой... угодив при этом в висок, а не в челюсть...

После этого ему каким-то чудом удалось вывести дельталёт из виража с сильным креном...

И теперь траектория была наклонной пологой линией...

Дельталёт двигался в режиме скольжения...

Доплер сидел совсем тихо...

Теперь только Манко подумал, не слишком ли сильно он его...

Старик - ему ведь много не надо...

- Всё, сейчас уже идём на посадку, Пётр Григорьевич, - сказал Манко, разворачивая дельталёт над морем... Замечая белый треугольничек на поверхности воды... "Вот, снова показался след от её купальника... Как это она сказала? Тело из тех же букв..." - вспомнил Манко...

Он улыбнулся и думал было пересказать это Доплеру...

Но вспомнил, что Доплер сейчас вряд ли его слышит...

И всё же заговорил... Причём с интонацией, которую подслушал когда-то на выступлении гипнотизёра:

- Когда мы приземлимся, вы очнётесь, Пётр Григорьевич. А все эти ваши фокусы останутся в воздухе. Все мысли о самогубстве, о прыжках без парашюта... Вам не надо уходить из кино, Пётр Григорьевич, будете снимать и дальше... А то знаете, как я расстраивался... Когда отменяли сеанс... Отец говорил: "Кина не будет, кинщик заболел". Я смеялся сначала, а потом плакал... Пётр Григорьевич, я вам хотел предложить сотрудничество... Что, если я попробую продюсировать ваш следующий фильм? Я ещё с друзьями поговорю, может мы вместе вложимся...

Заговорившись, он забыл, что перед этим искал глазами квадратик рыжего глинчака, с которого взлетали дельталёты... Когда он развернул свои крылья, под ними уже снова было море, но белого треугольника внизу теперь не было - Манко летел против солнца... Всё это время он не смотрел на Доплера... Если тот был в сознании, Манко было бы неприятно смотреть ему в глаза, а если без - мысль о том, что он не удержал удар... и что от этого могло произойти в седой башке... Могла помешать управляться... с летающим средством...

Но прежде чем зайти на посадку - площадку Манко уже вычислил - он повернул голову...

И в этот момент дельталёт сильно дёрнуло...

"Кажется, попал в "пузырь", - пронеслось в голове у Манко, - и даже не сейчас... раньше..."

Рядом с ним теперь сидел никакой не Пётр Григорьевич, а тот самый парень... В рубашке цвета асфальта... Которого Манко видел на трассе в самом начале отпуска...

И когда этот серый вельветовый человек повернул к Манко смеющееся лицо...

 

- Очнулся, - сказал голос, - герой... Лежите спокойно.

Манко увидел белые колпаки... А потом и лица...

Все смотрели не на него, а прямо перед собой...

Манко подумал, что там, сзади, сразу же за его головой, наверно, стена...

Но он не понимал, чего они туда все так уставились...

- Куда вы все смотрите? - сказал он. - Там что, экран, что ли?

- И не один... Мы смотрим на приборы.

- Какие приборы, блядь...

- Осциллографы.

- Где я?

- Где вы, это не так интересно. Интереснее, где вы были перед этим...

- И где я был перед этим?

- Вы побывали на том свете, Леонид Михайлович. И даже не заметили, да?

- Чего же, - сказал Манко, - не заметил... А где Доплер?

- Какой Доплер?

- Ну как это - какой? Режиссёр!

 

Он увидел, как лицо в колпаке отвернулось от него. Как они переглянулись, кто-то пожал плечами, кто-то тихо сказал "это бывает".

- Простите, Леонид Михайлович, но мы не знаем никакого Доплера.

- Ну, со мной был человек. Пассажир, мой старый друг... Что с ним?

- Вы летали один, Леонид Михайлович, вы отказались от пилота.

- Но не от режиссёра же... Ладно, для начала - где я?

- Вы в больнице города...

- В какой ещё больнице?!

- Номер четыре.

 

Манко вдруг почувствовал тяжесть, ему захотелось опустить веки... Но он удержал их.

 

- Что это за город номер четыре... Постойте. Ну, вы знаете режиссёра такого, Доплера?

- Нет, мы не знаем, - сказало лицо.

Манко сделал слабое движение рукой в сторону других халатов...

- А вы? - сказал он, - что, тоже не знаете? Ну, все же смотрели.. "Директор средней руки"... "День"... "Ворованный воздух"? Вы чё, не видели?

Люди в халатах пожимали плечами, улыбались, говорили "нет", "не видели", "мы не видели", "нет"... Манко почувствовал ужас... Он вдруг вспомнил, что море тоже оказалось... частью пузыря... Как стало тихо - остановился мотор... Как дельталёт стал стремительно приближаться к своему отражению в синем вогнутом зеркале...

Больше он ничего не помнил...

И казалось, что дельталёт продолжает падение - прорвав поверхность пузыря - теперь уже во что-то... совершенно бездонное...

Это необходимо было срочно пресечь, как угодно... Прижечь, пристрелить, забетонировать...

- Слышь вы, колпаки! - закричал Манко, приподнимаясь на локте. - Вы за кого меня тут принимаете? Вы, блядь, все тут - банда отморозков! - увидев на тумбочке возле себя какую-то бутылку, он дотянулся до неё, схватил и швырнул вперёд...

Раздался звон битого стекла, Манко почувствовал боль в руке и увидел, что из тыльной стороны ладони торчит какая-то хреновина... От неё ведёт тонкий прозрачный шланг в потолок... Он попробовал отцепиться, но это оказалось не так просто - как будто гвоздь вбили в его руку... Он хотел было его выдернуть, но... передумал... Когда летишь в бездну, то, может, это и неплохо, быть прибитым... хотя б и гвоздями... К тому же, колпаки не бросались на него... Стояли все на своих местах, как ни в чём не бывало...

- Леонид Михайловчи, успокойтесь! Вам нельзя вставать, у вас был инфаркт. Прямо в воздухе... Худшее уже позади. Но если вы будете вскакивать с кровати, всё может повториться.

- Да я не верю ни одному вашему слову! - закричал Манко. - Какой к чёртовой матери инфаркт?! Откуда?! Я здоров, как бык!

- Хорошо, хорошо. Только вы успокойтесь.

- Как вам можно верить, если вы говорите, что Доплера не было?

Он увидел, как врачи переглянулись. Один из них пожал плечами, склонился к первому, что-то прошептал на ухо. Тот сначала обернулся к другим, а потом заговорил:

- Не волнуйтесь, Леонид Михайлович. Мы сейчас сообщим спасательной службе, что вы настаиваете... Что с вами был ещё один человек... Может быть, он как-то так выпал... что его до сих пор не нашли...

- Идиоты!

- Не ругайтесь. Вот уже пошёл человек, видите...

- Ну, вы хоть знаете такого режиссёра? Доплера? Фильм "Атлантида Петрова", три серии? Его же вся страна смотрела... Вы не могли не видеть, не могли...

- Леонид Михайлович, нам некогда! Простите нас, тёмные мы, работы много, устаём... Вам нельзя так волноваться... Что делать, не знаем мы такого режиссёра... Вам о другом надо думать... Вам надо выздороветь, вы молоды, сердце у вас было ещё ничего... Просто сильный стресс. Если вы всё правильно будете делать, восстановитесь, если же нет, пеняйте...

Манко хотел было снова подняться из положения "лёжа", но почувствовал чью-то руку на своей груди... Рука была сильной и моментально уложила его обратно, а в сгибе своей собственной руки он почувстовал лёгкий укол, скосил глаза и увидел, что ему вводят что-то в вену... После этого бросать бутылки с зажигательной смесью ему расхотелось, он закрыл глаза и снова открыл, но теперь его рука торчала из сугроба. Он вырыл сам себя, встал, отряхнулся и пошёл по чёрно-белой улице... Припоминая, что это - улица, куда он заехал после тренировки... После того, как битый час стоял во дворе и водил пальцем по ржавым струнам арфы... Отстав от покидающих комплекс пацанов, зашёл за угол, пробрался по заснеженной свалке... И стоял там, водя пальцем по струнам... А потом перепутал автобус...Стёкла заледенели, ничего не было видно... Да он не сидел у окна, а стоял между двумя одинаковыми автобусами, глядя, как под ногами вращается огромный железный диск... Два водителя растягивали гармошку... И сжимали - давая задний ход... Аккордеон, подаренный дядей на день рожденья, оказался испорченным - только тихо сипел... Это была вторая попытка - дядя уже пытался "отдать его на музыку"... Тащил его за руку, Лёня противился... Другой рукой стал хвататься за прутья ограды - рука быстро застучала по прутьям - тихий упрямый гул... А потом уже он стоял в пустом автобусе... Хотя было много свободных мест... И было тихо, стёкла были в морозных узорах... Казалось, что автобус всё время поворачивается на месте... Лёня сел к окну, положил руку на замёрзшее стекло и держал её там, пока рука не перестала чувствовать холод... Тогда он её отнял и стал смотреть сквозь чёрный отпечаток ладони... Как будто сквозь лунку - под лёд... И увидел там очертания другого города... Или деревни... Где всё было завалено снегом, тротуары, крыши... Как в Сибири... Он побежал к водителю и узнал, что это - не тот автобус... И теперь ему надо выйти и идти всё время в обратном направлении... Что он и сделал - перескочив из салона "Икаруса" в сугроб, похожий на огромное куриное яйцо... Он пошёл... По другим таким сугробам... Мимо высоких заборов, за которыми огрызались невидимые собаки... Очень медленно... Как во сне, когда ноги ватные... Или когда по колено в снегу...

 

15. Шапито

1234567891011121314151617181920Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29