Добро Пожаловать

10. Крысы прибоя

 

Пловец был уже на очень большом расстоянии от берега, едва угадывался чёрной точечкой на горизонте. Так что ничего особенно тревожного не было в том, что пунктирная линия его заплыва c какого-то момента больше не прослеживалась. Доплер предложил Лене посмотреть, что он успел набросать в блокноте. Он надорвал нижний край странички, обернул полоску бумаги вокруг шариковой ручки и стал елозить ею вверх-вниз.

- Поздравляю, - сказала Лена, глядя, как чернильный человечек взмахивает руками среди нарисованных волн, - ты вернулся к самому истоку. "Волшебный фонарь" ещё не зажигался...

- И понял я... Что это - не названия картин, не сцены, но разряды матерьялов... И что в душе, в далёкой глубине сидит такой завзятый рисовальщик... И иногда рисует lune de miel...

- Что такое lune de miel?

- Медовый месяц.

- Но ты нарисовал вовсе не его.

- Но я же не завзятый рисовальщик, тот - в глубине души, конечно - это и рисует, что же ещё? А вы так делали в школе? - спросил Доплер, двигая ручкой вверх и вниз, расправляя и сворачивая полоску бумаги, заставляя пловца и дальше плыть в стиле "баттерфляй"...

- Делали. Только картинки были непристойными.

- А. Так это вы рисовали медовый месяц... Четыре чёрненьких чернявеньких чертёнка чертили чёрными чернилами...

- Доплер, мне очень понравился фильм, правда. Я даже не ожидала.

- Спасибо за откровенность...

Накануне они увидели на заборе афишу. Она висела как-то странно, в тени развесистой шелковицы. Лена забрела в тёмный закоулок, чтобы сорвать чёрные ягоды, и заметила там афишу - в кинотеатре бывшего "Литфонда" показывали фильм, название которого - "День" - Лене ничего не говорило. Только когда пошли титры, она поняла, что это что-то из его "наследия"... Но она действительно не ожидала ничего подобного, он ведь сам её уговорил, что всё, что он снимал, не стоит выеденного яйца...

И всё же повёл в этот маленький кинозал, и там началось что-то удивительно стереоскопическое... Хотя фильм был нормальный, никаких очков им не выдавали... Но действие происходило в Крыму, и от этого всё время казалось, что, завернув за угол, камера захватит их самих и завернёт в другое пространство... Лена смотрела на экран, где была огромная шахматная доска, или, точнее, площадка... На ней стояли фигуры и сидели люди на ладьях, головки которых были плоскими, без всяких зазубрин... А рядом с шахматной была танцевальная, на которой, однако, никто не танцевал, просто серый квадрат точно такого же размера, как шахматный, с маленькой сценой на краю... Музыканты играли что-то похожее на балладу "Лед Зеппелин", камера вдруг поднялась над землёй, и это стало совершенно чётко видно - все люди были на одной - шахматной - половине, кто-то сидел на фигурах, многие стояли, переминались с ноги на ногу, ходили вперёд и назад, но - только в пределах шахматной доски.

А потом две фигурки встали и перешли на пустую площадку.

Лена вдруг вспомнила, что последним проектом Доплера была экранизация романа Витольда Гомбровича. Доплер говорил ей, что поначалу, когда он ещё не принял решение совсем уйти из кино, его смущало наукообразие, в которое выливались наброски сценария. Схемы поглощали жизнь, он чувствовал, что его несёт куда-то не туда... Он советовался со знакомыми математиками, в его собственной голове оживали рудименты знаний, полученных, когда он был студентом и учил точные науки... Пока не стал "точить очные", как он скаламбурил... Лена теперь могла всё это представить, и даже - ей казалось, что, посмотрев его "День", она краем глаза заглянула и в невоплощённый "Космос", которым Доплер, по его словам, хотел объяснить смысл "подстановок", использованных Гомбровичем для решения Основного уравнения...

- Доплер, ты говорил, что подготовка к "Космосу" завела тебя на чужую территорию. А на чью, не сказал.

- Мне показалось, что то, как они у меня перемещаются в анизотропном пространстве, напоминает Тарковского... Ну помнишь, эти бросания гайки, или чего там, со шнурком, или с ленточкой... Герои Гомбровича в Закопаном - говорящее название, да? - они тоже, чтобы сделать шаг, бросали у меня что-то вроде гайки... То есть, у Гомбровича это не так, там переходы с места на место более сложные, губы-верёвочка-палочка-воробейчик... Предметы выстраиваются в указатели... Не только предметы, там же, в общей куче, слова, слова... Роман-ребус... В кино так не получится... Да я ведь и не хотел экранизации "в лоб", как ты понимаешь... В какой-то момент я вдруг понял, как это должно быть... Набросал в общих чертах, но на следующий день подумал, что я иду след в след, повторяя многошаговый метод сталкера...

- А может, это было бы не так уж и плохо? Разве можно избежать аллюзий?

- Да нет... Я не хочу сейчас всё это ворошить... Все эти игры с Абсолютом...

Было множество других причин на самом деле, вполне материальных, это был кризисный период, полный распад, чтобы делать кино в то время, нужен был фанатизм, которого у меня не было... Конечно, это должно было выглядеть несколько иначе... Например, они бы не бросали гайку, а подвешивали её.

- Зачем?

- Они же в Закопаном... Чтобы узнать, в какую сторону производить самокопание...

- Понятно.

- Такое путешествие в Лимбы... "Там близких нет, лишь опыты над ними. Над сердцем человеческим и только..." Я вот что сейчас подумал: ведь где-то здесь упал твой Бойс... Во время войны. Гагарин слетал в верхний космос, а потом разбился о нижний... А Бойс слетал в нижний и...

- Ну - и?

- "Земля под нами" - ты же сама рассказывала...

- "Und in uns... unter uns... landunter..." Я курсовую об этом писала...

- Дашь почитать?

- Если найду... Я там писала, что легенда о Йозефе Бойсе - это немецкая "Повесть о настоящем человеке". Только наш стал летать с протезами ног, а немецкий - головы...

- Точно, Мересьев, а не Гагарин, я перепутал... И здесь же, кстати, впервые поднялся в воздух Сергей Королёв...

- Не надо больше здесь копать, Доплер.

- Чтобы попасть в "Космос"?

- Да.

- В воздухе рыть могилу? Как у Целана... В общем, мотивов было много, Лен, планы большие... Слишком большие... Ты права, не нужно больше копать. А то докопаемся...

- До чего мы можем докопаться? Что ты двадцать лет назад на этом самом месте...

- Занимался онанизмом.

- Я этого не говорила...

- Да нет, это же "Космос", вывернутый наизнанку, вспомни конец, ты ведь сравнительно недавно читала...

- А, ну да. Берг?

- Берг. Пойдём домой? - сказал Доплер. И положил руку на её бедро.

- А ты меня там не повесишь?

- Повешу. Но это же будет в невесомости, Лен, так что ты... Ты просто полетишь со мной рядом, на таком шёлковом поводке, да? Да?

- Ну нет, мой Шейлок, - сказала она, хватая руку Доплера, скользившую вверх уже по другой стороне бедра, - веди себя прилично, вокруг люди...

- Пойдём в комнату?

- Днём? Ты что? Эй, прекрати, проснись ты...

- Тогда в море?

- Нет. Ты иди сам поплавай. Я посижу. У меня, наверно, низкое давление, я хочу ещё кофе.

 

Доплер стал спускаться по лесенке на пляж. Прежде, чем голова его исчезла, он подмигнул ей. Лена невесело кивнула... Что-то ей не нравилось собственное самочувствие... Подошла официантка, Лена сказала "кофе", но та начала уточнять, какой именно... "Какой покрепче", - сказала Лена. Она видела, как Доплер прошёл мимо огромного пловца... Пловец кивнул и что-то сказал, но похоже было, что Доплер этого не заметил. Когда она сделала первый глоток двойного эспрессо и открыла глаза, пловец уже был на террасе. Почему-то в непосредственной близости от её столика. И он спрашивал разрешения сесть... При этом он был явно чем-то ошарашен... Если бы это происходило лет пять назад, она бы, не задумываясь, решила, что всё дело в ней... Но теперь у неё уже не было полной уверенности... Она хотела ему возразить, но вместо этого сказала:

- Ну да, в принципе... Только учтите, что сейчас мой муж придёт.

- Так я о нём и хотел спросить.

- И что же вас интересует?

- Это Пётр Доплер? Или просто очень похож на него?

- Нет, - улыбнулась она, - доппель-доплер - это было бы уже слишком... Это просто Доплер. Собственной персоной. Ему приятно будет, что вы его узнали, молодой человек, - сказала она и усмехнулась - "молодой человек" был старше её лет на десять, и она, стало быть, говорила сейчас не от своего лица, а от лица Доплера...

- Ну как же, я так люблю его фильмы... "Ворованный воздух", "Нет - любви", "Личное дело Степашина"...

- А я вот ни одного не видела, представьте. До вчерашнего дня.

- Вы вчера познакомились?

- Ну что вы, я же вам сказала - мы женаты... Просто вчера я впервые увидела его фильм.

- Какой?

- "День".

- Отличный фильм. Но как же, вы - его жена и не видели ни одного его фильма?

- Один. Вчера. Слушайте, а что вы там увидели? - сказала она, сделав ударение на "вы". - Я имею в виду море. Когда вышли... На вас же только что ещё лица не было... Я не поверю, что это из-за того, что встретили режиссёра... Вы не похожи на барышню, мечтающую стать актриской...

- Да, вы правы. Было ещё кое-что... перед этим. Но вы всё равно мне не поверите.

- А вы попробуйте.

- Что попробовать?

- Так рассказать, чтобы я поверила!

- Я увидел там медузу.

- Ну и что? Впервые, что ли?

- Она была не простая... Это я так говорю - медуза, а что это было на самом деле, я не знаю. Мне кажется, что я поседел, знаете... Вы видите у меня седые волосы?

- Да нет, не вижу.

- А вот так, теперь видите?

- Слушайте, уберите свою голову, вон мой муж идёт.

- Ну и что? А что мы такого делаем?

- Но что он может подумать?! Что я у вас блох ищу, вот будет умора... Уберите голову, вы брызгаете на меня, а здесь холодно...

- Холодно?!

- Мне да... Здесь сквозняк всё время какой-то... У меня низкое давление... Нет у вас никаких седых волос... Ну, так что вы там увидели?

- Сначала мне на плечо легла скользкая ладонь, я её стряхнул. Меня передёрнуло. Я заставил себя всё же взглянуть - нырнул и посмотрел в точку, где я только что был... Там была медуза, знаете... Но не простая, а в форме человеческой головы. Прозрачной такой, мутноватой слегка, ну как медузы всегда бывают, но форма-то была человечья...

- Как вас зовут? Персей?

- Меня зовут Виктор. Виктор Переверзев.

- Ха! Похоже на Персея... Но ещё больше на что-то перверсивное... И что же дальше?

- Она была похожа на вас. Копия ваша, знаете... Из какого-то прозрачного материала. Висела под водой такая прозрачная голова...

- Ну и фантазия у вас, батенька...

- Здравствуйте, - сказал Доплер, усаживаясь за столик.

Переверзев встал и начал говорить что-то про большую честь, но Доплер его прервал.

1234567891011121314151617181920Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29