Добро Пожаловать

Владимир Тучков

 

Последняя почка

 

Когда у любящих друг друга не только беззаветно, но и самоотверженно на двоих остается один парашют, один аварийный аппарат или же одна почка, то выжить не дано никому из них. Таковы уж особенности экстремальных проявлений высшей нервной деятельности человека. В данном случае - самозабвенно влюбленного человека. И это необходимо учитывать при построении социальных моделей любого человеческого общества.

Однако есть люди, некогда любившие друг друга беззаветно, которые из-за накопившихся за долгие годы ошибок того или иного рода начинают столь самоотверженно ненавидеть друг друга, что результат оказывается точно таким же. В поединке за обладание единственным парашютом, единственным аварийным аппаратом или же единственной почкой они убивают друг друга. И хоть это обоюдное убийство, с точки зрения истинных ценителей печальной повести о Ромео и Джульетте, выглядит омерзительно, но с иной - практической, то есть демографической - точки зрения, и первый (печальный), и второй (омерзительный) случаи абсолютно идентичны.

Однако (привыкай, уважаемый читатель, к тому, что почти каждый абзац данной повести начинается со слова "однако") есть многое на свете, что не вписывается в узкие рамки так называемого психологизма и так называемой причинно-следственной детерминированности. Именно такая история произошла с Лео и Ксенией, молодыми людьми двадцати шести и двадцати семи лет соответственно.

Однако их биологические часы приближались к девяноста годам. То есть к тридцати пяти годам Чарли Паркера, сверх которых неистовый саксофонист и одержимый героиновой лихорадкой ездец в незнаемое не смог осилить даже и месяца. Сгорел, как белая страница, - немного пепла и капелька крови в продутом на запредельной ноте шприце.

Однако Лео и Ксения, в отличие от Чарли Паркера, были вынуждены истязать свои организмы серым героином скверного качества. Потому-то и подошли к роковому рубежу на семь лет раньше. И о том, что печальная развязка уже совсем близко, они даже не чувствовали смутно, а отчетливо знали. Хотя, конечно, и предчувствия у наркоманов последнего дюйма столь же объективны и точны, как биржевые сводки. Но отчетливо знали они потому, что у них на двоих оставалась одна почка.

Однако восемь лет назад почек было ровно четыре. Все как и положено для героиновых наркоманов девятнадцати и двадцати лет соответственно, то есть двадцати девяти и тридцати по шкале ездецов в незнаемое, разработанной Доктором Смерть. Именно восемь лет назад все и произошло. К тому моменту Лео и Ксения знали друг друга уже полгода. Просто знали, не выделяя друг друга из общей тусовки. Конечно, раза три за это время у них был совместный секс. Но не более того. Ведь по законам, сформулированным Доктором Броуном, любые две частицы ограниченного сообщества непременно должны столкнуться друг с другом. Таковы уж законы любой современной тусовки, хоть истинно наркоманской, хоть клубно-экстазийной, хоть великосветски-кокаиновой.

Однако, несмотря на то, что всякий раз секс у них получался особо радостный, можно сказать, незаурядный, особую душевную близость они не почувствовали. Как говорил Доктор Фарадей, их не повлекло друг к другу, как это бывает в классическом случае разноименно заряженных катиона и аниона. Действительно, какая такая особая душевная близость может быть у серьезных героинщиков, для которых характерен индивидуализм галлюцинативных самопогружений. Самурай (не слышится ли тебе, уважаемый читатель, в этом слове "муравей", не поддающийся перепрограммированию?), который ради женщины способен в нужный час презреть долг и отказаться от харакири, куда более вероятен, чем не то что самозабвенно, но даже и беззаветно влюбленный героинщик.

Однако слово "героин" происходит не от героя, а от геронтологии. О чем, собственно, мы уже сказали в четвертом абзаце. Истинный героинщик все глубже уходит внутрь себя, чтобы с восторгом наблюдать там, в недрах, величие мироздания. Если бы Сальвадор Дали смог хоть краем глаза узреть хотя бы одно из этих видений, то он, несомненно, лопнул бы от зависти.

Однако любому здравомыслящему человеку понятно, что Сальвадор Дали - далеко не гений. И это еще слишком мягкая его характеристика. И, следовательно, видения наркомана-героинщика - это всего лишь галлюцинации, не имеющие никакого отношения к величию мироздания. Это всего лишь, как сказал поэт Иван Жданов, который в отличие от Сальвадора Дали, уж точно гений и в своем роде Доктор, - "сойти в костер своих костей". Как бы скоты и паскуды из наркомафии ни пытались для расширения рынков сбыта внедрить в молодежную среду мысль о том, что галлюцинации, измененное сознание, просветление, наркомания, восточная мудрость, познание истины - все это однокоренные явления! И что якобы есть свидетели того, что Будда в его бытность принцем Гуатамо был чем-то типа ежика в тумане. То есть его внутреннее, вывернутое наизнанку и являющееся окружающим нас мирозданием, есть продолжение бесчисленного количества иголок с раствором нирваны!.. Блядь!..

Однако мы слишком далеко забрели на территорию публицистики, этого противоположного полюса наркомании. При переходе через некую незримую черту апологеты и того, и другого явлений перестают адекватно воспринимать окружающий мир.

Однако тогда, когда до описываемых нами событий, одновременно и печальных, и омерзительных, оставалось еще целых шестьдесят коротких биологических лет, Лео и Ксения ту черту еще не перешли. Словно младые щенки, они резвились и восторженно тявкали по поводу поверхностных нарушений функции коры головного мозга. Визжа, съезжали по двум параллельным, закрученным в фантастическую то ли улитку, то ли спираль, то ли еще что-нибудь этакое (уточнить у Доктора Римана, но не у Хуго, а у Бернхарда), и на пересечении этих параллельных испытывали квазисексуальный оргазм. Уходили пальцами ног глубоко в почву и, шелестя кроной, ощущали себя одновременно и на том, и на этом свете. А то вдруг растекались тонким молекулярном слоем, покрывая всю поверхность планеты, и были этаким презервативом для безопасного секса с Богом...

Однажды (это, уважаемый читатель, не отклонение от установленного правила, хоть семантически "однако" и "однажды" далеки друг от друга, но фонетически совпадают на 66,6 процента) Лео было явлено видение, которое чрезвычайно его взволновало. Он и Ксения проросли друг в друга и составляли единое целое, как, скажем, дочеловеческий Гермафродит. И они, точнее ОНО, было абсолютно самодостаточно. До такой степени, что ничего, кроме этого ОНО, во всей вселенной не существовало. Вернее, ОНО и было вселенной. Правда, полного слияния все же не было: крошечными автономными участками сознания они обменивались мыслями, словно играли в веселый пинг-понг. И все эти мысли были только лишь о любви и нежности и ни о чем более. Вернувшись из этого совершенно запредельного наркотического марша-броска, Лео, дрожа от счастливого возбуждения, рассказал всё Ксении.

Однако ничего Ксении рассказывать не надо было. Потому что она только что пережила абсолютно то же самое. С теми же самыми нюансами, включая цвет окружавшей ОНО пустоты и звук отскакивающего целлулоидного шарика... Было ясно, что этого не могло быть ни при каких обстоятельствах. Поскольку Доктор Сербский и Доктор Кащенко после проведения серии блестящих экспериментов единодушно утверждали, что одна и та же галлюцинация не может одновременно явиться двум людям. Поэтому Лео и Ксения единодушно - а как иначе после такого-то?! - пришли к выводу, что это знамение, что они обручены и повенчаны то ли в сансаре, то ли даже и за ее пределами, то есть в абсолюте. Хотя, конечно, мысль о венчании в абсолюте может прийти на ум разве что какому-нибудь непроходимому мудаку, обвешенному колокольчиками, которого позвали на ток-шоу попиздить с понтом про неведомое, которое окружает нас буквально на каждом шагу... С этого часа они поклялись быть вместе, единым целым, беззаветно и самоотверженно влюбленным в каждую свою половину. И, естественно, умереть в один день. Даже час.

Однако всем ясно, и даже Доктору Фрейду, что клятва героинщика гроша ломаного не стоит. Но дело в том, что каждый из них поклялся самому себе, а не кому-то, постороннему и чуждому ему. И такая клятва ничего не стоит лишь в том случае, если героинщик клянется навсегда порвать со своим магнетическим влечением к героину. С того часа прозрения, часа клятвы они стали единым целым. Все общее - и мысли, и чувства, и дозы. И трогательная забота друг о друге, хоть, как мы уже говорили, в среде героиновых наркоманов такого и не бывает. Потому что это война, в которой нет ни фронта, ни тыла, ни флангов, ни командиров, ни подчиненных, ни своих, ни чужих. Война, как принято считать, перейдя черту неадекватности, метафизического характера... И они, беззаветно и самоотверженно любя друг друга вопреки всем физическим, биологическим и психическим законам, с неизбывной нежностью в сердцах двинулись навстречу печальной развязке...

Однако развязка могла случиться значительно раньше описываемых нами событий, что лишило бы данную повесть всякого смысла, как печального, так и омерзительного. И ты, уважаемый читатель, не смог бы ни при каких обстоятельствах прочесть название несуществующего рассказа "Последняя почка" и подумать, что тут, вероятно, вкралась опечатка, и читать название следует как "Последняя точка". А пораздумав еще немного, склонился бы к мысли о том, что это может быть и ночка, и бочка, и дочка, и кочка, и мочка, и печка, и пачка, и черт его знает что еще, учитывая злокозненный характер автора... Короче, Лео задолжал наркодилеру столь крупную сумму, что его в счет погашения долга ожидала неотвратимая смерть. Вполне понятно, что вместе с Лео из жизни ушла бы и Ксения. Ну, а смерь во имя сорока граммов героина никак нельзя признать ни печальной, ни омерзительной.

Однако они пока еще цепко держались за жизнь. И уходить не хотели ни при каких обстоятельствах. В их общем сознании было прокручено множество сюжетов чудесного спасения, но все они были хороши лишь в качестве материала для учебника психиатрии. Когда до истечения последнего срока оставался лишь день, психика Лео, выскользнув из парализующих объятий белого змия, совершила в звенящем в ушах воздухе головокружительный кульбит с двумя пируэтами вокруг продольной (к долям головного мозга это не имеет никакого отношения) оси. Лео каким-то чудом вышел на след некоего Сергея Иваныча, который занимался скупкой пригодных для трансплантации внутренних органов. Еще большее чудо заключалось в том, что этот самый Сергей Иваныч согласился иметь дело с незнакомым ему человеком с уже слегка, но в допустимых пределах, подпорченными органами. В то время как в первопрестольной было с избытком спортивных трупов боевиков самых разнообразных преступных группировок, которые способствовали процветанию криминального бизнеса и после своей смерти. Короче, Сергей Иваныч, видимо, не только проникся симпатией к Лео, который в то время своим видом еще не шокировал людей, но и, узнав его лав-стори, решил сохранить для полноты человеческих видов и подвидов столь редкую популяцию беззаветно и самоотверженно любящих наркоманов-героинщиков.

Однако честь ему и хвала еще и за то, что продолжение этой истории позволило автору написать этот рассказ и получить за него гонорар... Короче, Сергей Иваныч купил у Лео почку. А Доктор Инкогнито, распластав Лео на операционном столе, вырезал из него в подпольной клинике кусок плоти, который по цене за грамм живого веса несколько уступал стоимости героина, но зато был во много раз дороже грамма плебейского алкоголя. В результате прооперированный смог не только полностью вернуть долг, но и обеспечить на длительное время беззаботное существование и себе, и своей возлюбленной, которая по возвращении Лео перестала мазать лицо черной краской и расцвела алой розой, подернутой инеем первой седины. Впрочем, седина была еле уловима и напоминала скорее не иней, а белый героин.

Однако, чтобы растянуть жизнь как можно дольше, вскоре пришлось вернуться к серому героину. Теперь странствия Лео и Ксении уже мало чем напоминали те, с которых они начинали на первом своем этапе, вполне розовом. Теперь действие видений все реже проходило не только на солнце, но и, что называется, на свежем воздухе. Да и псевдомагические кристаллы, завораживающие сияньем своих недр, тоже уже отгрезились. Теперь они сами по большей части блуждали в недрах, не в кристаллических, а в самых что ни на есть утробных. Брели потерянно по подземным коридорам, чавкая вязкой грязью, прикасаясь голыми плечами к блевотной слизи, покрывающей стены, ударяясь головой о низкие своды. К счастью, где-то далеко впереди слабой надеждой теплился мерцающий огонек. К несчастью, он почти никогда не приближался. К ужасу, когда его порой удавалось достичь, он находился в тупике, из которого не было выхода даже в противоположную сторону, туда, откуда они пришли. Неизвестно, что бы сказал по этому поводу Доктор Эйнштейн, большой специалист по пространственно-временным фокусам. Ясно лишь то, что это был Доктор Героин, который в кромешной темноте бродил по их венам, прорывался в полости сердца и легких, вгрызался в печень и почки и, попав в мозг, кромсал его яростным скальпелем и разжижал лимфой. И они, очнувшись, как могли, отогревали друг друга, успокаивали, говоря друг другу ласковое, что со стороны выглядело как отпевальное. Так и отпели две ее почки. Правда, до того предприняли попытку продать одну из них Сергею Иванычу.

Однако у Сергея Иваныча была особая таблица коэффициентов, при помощи которых он переводил календарные сроки для всех типов наркоманов в истинные показания шкалы, которую придумал Доктор Смерть. И, соответственно, определял изношенность предлагаемых ему органов. Нет, сказал он категорично, такой товар мне не нужен. Его уже можно продавать только лишь на тех толкучках, где профессиональные алкоголики торгуют выпрямленными гвоздями, колесами от детских колясок и коньками типа "гаги", сделанными на сталелитейном заводе имени наркома Чичерина... А через полтора года, то есть через пять эти самые некондиционные почки отказались служить Ксении.

Однако и это еще был не конец. Хоть они к нему и приготовились со всем возможным размахом и торжественной ритуальностью. Когда стало ясно, что протянут они уже не больше двух месяцев, начали готовиться к встрече с Доктором Смерть. Необычайно хитроумным образом достали две заведомо летальные дозы чистейшего героина. Зажгли свечи. Надели все чистое, некогда претендовавшее на субкультурный шик. Поставили Джима Моррисона. Наполнили бокалы вином. И долго, до полного изнеможения, говорили слова любви, которая не только не померкла, но в этот последний час воссияла с небывалой силой, словно черпала силы не в их высушенных страданием телах, а в бессмертных работах Доктора Бердслея. А потом наполнили шприцы, чтобы вместе со словами "здравствуй навеки" направить свои цилиндры лифтов с прозрачными стенами до самого нулевого этажа, до истинного андеграунда, где их уже ждет ракета, готовая взмыть к яркому вечному свету.

Однако отправить лифты они не успели. Соответственно и в ракету не попали. Потому что вломились два подонка, которым Лео был должен полторы штуки. Вломились, поскольку дверь специально оставили незапертой. И по телефону сказали, чтобы пришли наутро. Не этим сказали, другим, индифферентным. А эти пронюхали, просекли расклад и прибежали двумя крысами, для которых величие свидания с Доктором Смерть ничего не стоит в сравнении с их вонючими полутора штуками. И, поняв, что ничего вернуть невозможно, решили поглумиться на прощание. То есть Лео привязали жгутом к батарее и на его глазах стали насиловать почти уже бездыханную Ксению. Это было уже не печально, а омерзительно. Это было выше сил Лео.

Однако силы его удесятерились, он перетер жгут и убил вначале одного, а потом и второго. Хоть силы (до удесятерения) были явно не на его стороне. Хоть и не убивал никого и никогда. Но Доктор Смерть был рядом, помогая при помощи телепатической передачи необходимых чувств и навыков... И тут можно было бы продолжить начатое, перетащив трупы в кухню. Словно ничего и не было. Однако это было бы совсем постыдно и даже омерзительно. Потому что это был бы уже не торжественный уход из обветшавшей жизни, а трусливое бегство от уголовного преследования. Во всяком случае именно так это выглядело бы со стороны. И эта оглядка на то, что же здесь будет потом, после них, какими они останутся в памяти хотя бы одной пока еще живой души, оказалось для Лео и Ксении спасательным кругом, за который они ухватились с поразившим их самих энтузиазмом. Лео нашел заветную записную книжку и нервным пальцем натыкал номер Сергея Иваныча. Того самого Сергея Иваныча, который был для них кем-то типа универсального Доктора Харона, который гонял свой челн с того берега на этот не порожняком, а с полной коммерческой загрузкой. Волны, взрезаемые хищным бушпритом, пенились, мачта, сотрясаемая обезумевшим от разгула инцеста Эолом, скрипела, снасти, удерживающие все части лихой посудины вместе, звенели, доллары всеми своими президентскими лицами напряженно следили за этой потехой, словно стадион Лужники. А глупые репортеры под ручку с прокурорскими пресс-атташихами бегали за легальными трансплантаторами, в каком-то нечеловеческом трансе пытаясь уличить этих самых плантаторов в безжалостной эксплуатации черных рабов...

Однако Доктор Харон категорически сказал "нет". Потому что товар сильно подпорчен. Да я их по голове, - прояснил ситуацию Лео. Нет, сказал непреклонно Доктор Харон, они сами себя героином и по голове, и по печени, и по почкам, и по сердцу... Лео облегченно рассмеялся: так они же двухлетки! Доктор Харон сверился с таблицей Доктора Смерть и согласился: два органа мне и по одному органу тебе и твоей подружке. И все? - попытался выжать из ситуации максимум Лео. И Доктор Харон смилостивился и пообещал в придачу еще и тысячу баксов. Контракт был заключен. Приехали люди с двумя термостатами и повезли четыре здоровых и три изношенных почки к Доктору Инкогнито...

 

Здесь мы ставим точку. То есть на этом самом месте настоящее время заканчивается. Ну, или останавливается. Кому как угодно. И начинается будущее, которое всегда милосердно. Потому что мы практически ничего о нем не знаем. И можем лишь предполагать всё, что нам заблагорассудится. Конечно, кто-то волен думать, что операция по пересадке органов окончилась трагически. И Лео и Ксения умерли на операционном столе, не приходя в сознание. Воля их, пусть считают так, если чужое горе приносит в их беспросветную жизнь хоть какое-то облегчение.

Не можем мы изменить и привычный ход мыслей скептиков. Ну, или реалистов, как они сами себя называют. Пусть они останутся при своем мнении относительно того, что пересаженные органы служили Лео и Ксении не более года. А потом отказали под натиском разрушительных героиновых атак.

Но мы-то прекрасно знаем, мы в этом почти убеждены, что на сей раз все обошлось. И не только обошлось, но и все закончилось самым наилучшим образом. Лео и Ксения излечились от своего тяжелого недуга. Их организмы очистились, а сознание вернулось к реальности, которая, может быть, и сурова, но прекрасна уже тем, что в ней есть место для свободы выбора. И они устроились в жизни вполне достойно. Ведь Лео когда-то демонстрировал прекрасные математические способности, а Ксения имела неоспоримый художественный дар. Да, они нашли себя, получили соответствующее образование и начали заниматься любимым делом. Почему нет?! Ведь тридцать лет - это же совсем немного, в тридцать можно и профессию приобрести, и доказать, что ты немало стоишь в своем деле.

А потом они родили маленького сына. А через два года у них появилась и маленькая дочка. И все у них прекрасно. И даже воспоминания о том кошмаре, через который они прошли, помогают им острее ощущать радость нормального человеческого бытия.

Ну, а наркомафиозная сволочь вся передохла к чертовой матери. Отчего? Да оттого хотя бы, что где-то все же должен быть Бог, должен же он как-то себя проявлять. И сейчас потроха этой сволочи гниют и поедаются червями...

И я плачу, потому что никак нельзя сдерживать слезы. Потому что повесть вышла печальной. Печальной по самому высшему счету. Хоть в ней, конечно же, немало и всяческой омерзительности, которой сродни подсматривание из анонимного сумрака зрительного зала за тем, как на освещенном подносе сцены агонизируют Ромео и его верная подруга Джульетта.

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29