Добро Пожаловать

               4.

                              

               Качествами неврастении, умопомрачения, сумасшествия, поведенческой невменяемости отличаются и почти все женщины старшего поколения в романе, поскольку, по Достоевскому, и об этом уже упоминалось выше, умопомрачение характеризует собой расколотость сознания, что приводит к потере самоидентификации и разрушению личности как таковой.  Вследствие того что олицетворяющие  Великую Мать пожилые женщины уже почти «отслужили», то есть, как носительницы плодородия, 'почти умерли', их  разум подвержен помутнению и они не способны адекватно реагировать  на происходящие вокруг них события. Это означает, что они символически мертвы, как и мужчины, которые служат «орудиями» молодых женщин и тем самым уже подписывают себе «смертный» приговор или утрачивают самоидентификацию.

                               Марфа  задолго до непосредственно  разворачиваемых в «Преступлении и наказании» событий, связанных с жизнью Родиона в Петербурге, страдает странным умопомрачением: она выкупает из тюрьмы ничтожного человека Свидригайлова,  которому за разные незаконные махинации и якобы даже за убийство ребенка, грозит пожизненная каторга. Оказывается,  она по-своему влюбилась в  омерзительное существо, прекрасно понимая, что Свидригайлов – преступник.  Марфа даже составляет своеобразный договор со своим новоиспеченным мужем: он может изменять ей, но  не с женщинами из общества, а лишь с сенными девками. Странная женщина совершает довольно оригинальную подпитку своих «нарождательных» функций через «плодовитость» молодого, относительно ее возраста, мужа. Она приходит в неистовство только тогда, когда Свидригайлов, пресытившись сенными девками, обращает свои сладострастные помыслы на гувернантку Дуню. Разгневанная женщина выгоняет Дуню из своего дома, но после, узнав, что не Дуня  обольщала ее мужа, а наоборот, Свидригайлов наглым образом пытался соблазнить юную сестру Раскольникова, начинает вести себя как сумасшедшая, - посещает все дома города, в котором живет, и всем читает письмо Дуни, подтверждающее порядочность этой девушки.                             

                С Катериной Ивановной читатель знакомится во время ее первой встречи с Раскольниковым,  когда она «ходила взад и вперед по своей небольшой комнате<>с запекшимися губами и нервно, прерывисто дышала. <>Входящих она не слышала и не замечала; казалось, она была в каком-то забытьи, не слушала и не видела» (1; 51). После гибели Мармеладова Катерина Ивановна окончательно лишается рассудка, устраивает за деньги Раскольникова  очень пышные и никому не нужные поминки, на которые приходят совершенно случайные люди, и там же, поссорившись с Лужиным, женихом Дуни, начинает вести себя как человек, совершенно не контролирующий свои поступки, - от нее даже пытаются убежать ее дети. В итоге она умирает от туберкулеза,  обострившегося вследствие нервного истощения.

                                Подобно всем женщинам старшего поколения в романе, сходит с ума, а после умирает и мать Раскольникова. В данном случае необходимо учитывать, что, хотя Родион ее сын, в художественной реальности, где он функционирует ''орудием''  между молодой женщиной (его сестрой) и пожилой (матерью), ему приходится вести себя отчужденно по отношению к своей матери.

                               Старуху-процентщицу и Лизавету можно рассматривать в паре, в своеобразном сцеплении. Алена  Ивановна не страдает умопомрачениями – наоборот, очень наблюдательна и рационально мыслящая. Однако  Лизавета, как  ее «дубль»,- «высокая, неуклюжая, робкая  и смиренная девка, чуть не идиотка» (1; 80).

                               Получается, что процентщица, олицетворяющая собой пожилую Великую Мать, одновременно существует в двух ипостасях: в виде себя самой, Алены Ивановны, и в виде своей сестры-идиотки. Не случайно Раскольникову, чтобы убить Алену Ивановну, необходимо было еще  лишить жизни и Лизавету, хотя внешне все выглядит так, что сестра процентщицы просто застала Родиона на месте преступления и он был вынужден в ее лице избавиться от свидетеля. Пребывая в двух ипостасях, Алена Ивановна таким образом, естественно, в символическом смысле,  пытается обмануть свою наследницу, молодую Великую Мать, ведь Лизавета – «плодородна»: «поминутно была беременна» (1;83).  Правда, детей она, почему-то, не рожает. Однако, как двойник пожилой Великой Матери,  Лизавета тоже связана с материальными благами, с их распределением и распродажей, поскольку, «Так как на рынке продавать невыгодно, то и искали торговку, а Лизавета этим занималась: брала комиссии, ходила по делам и имела большую практику, потому что была очень честна и всегда говорила крайнюю цену» (1; 81).

                               Лизавета – слабоумная, однако ее старшая сестра комуфлирует  утрату своих нарождательных функций  постоянно беременной родственницей и поэтому является одной из наиболее могущуственных Великих Матерей, устранение которой требует такой трагической развязки, как это и описано в романе. Еще одна причина кровавой  драмы – нежелание процентщицы, в отличие от других пожилых Великих Матерей, таких как Марфа, мать Раскольникова, Катерина Ивановна,  делиться своим материальным достоянием (плодородием) с кем-то из молодых Великих Матерей, даже со своей второй ипостасью Лизаветой. Процентщица «уже сделала свое завещание, что известно было самой Лизавете, которой по завещанию не доставалось ни гроша, кроме  движимости стульев и прочего;  деньги же все назначались в один монастырь в  Н - й губернии, на вечный помин души» (1; 83).

                                               5.

               

                               В романе кровавая мистерия смены «богинь»  усугубляется еще и тем, что у  процентщицы нет  детей.  Алена Ивановна, в  мифологическом, да и в чисто бытовом смысле, – некий природно-физиологический тупик, угроза плодородию и социальному мироустройству. Вот почему ее устранение требует такой жестокой развязки, и вот почему Раскольников «выбирает» именно ее, ведь мог же для реализации своих планов найти человека более богатого и более ничтожного.  Но в том-то и дело, что Достоевский в своем романе не столько пытается развенчать при помощи  художественных образов  античеловеческий смысл теории и поступка Раскольникова, сколько следует логике мифа об умирании и обновлении   природы и плодородия. Дело приобретает такой оборот, что, поскольку Алена Ивановна, имея все атрибуты Великой Матери, на самом деле является лже-Матерью, расправа над ней и над ее ипостасью неминуема. И Соня становится проституткой отнюдь не случайно, потому что в любой мифологии Великая Мать является одновременно потенциальной любовницей всех мужчин. Соня, подобно пчелиной матке, королеве роя,  уже «зачала», «забеременела» от пользовавшихся ее услугами самцов. Это-то и роднит ее с Лизаветой – вечно беременной,  однако  без детей. По этой причине они и дружат, читают духовные книги и меняются крестиками.

                               В свете  «деятельности» матери-любовницы высвечивается оригинальной гранью и  «образование» Сони. Мармеладов рассказывает Раскольникову о своей дочери: «Пробовал я с нею <>географию и всемирную историю проходить, - потом Соня, - уже достигнув зрелого возраста, прочла ''Физиологию'' Льюиса <>с большим интересом, прочла и даже нам отрывочно вслух сообщала: вот и все ее просвещение»(1; 45).

                               Да и в самом деле, чем могла интересоваться будущая Великая Мать, как не физиологией – анатомическим и медицинским объяснением зачатия и плодородия? Следует также учитывать, что Соня, наблюдая бедственное положение своей семьи, ничего реального не делает, чтобы найти хоть какую-нибудь работу. Она могла бы просто устроиться прачкой или попросить свою подругу Лизавету подыскать ей  какой-то заработок. Но Соня вначале просвещается одной физиологией, а затем сразу – в проститутки.

                                              

 

               6.

                              

               Почти все  героини романа светловолосы. Это и Алена Ивановна, и Соня; и Дуня с пышными  русого цвета волосами. Светловолоса пьяная девушка, за которую заступается Раскольников, светловолоса молодая проститутка, бросившаяся в воду с моста и покончившая жизнь самоубийством.

                               Особый интерес в смысле светловолосости вызывают и  неудавшиеся «орудия» молодых Великих Матерей или  «слуги - условные дети»  пожилых владычиц плодородия. Имеются  в виду все остальные мужские персонажи романа, кроме  Раскольникова и Разумихина.    В художественной картине мира «Преступления и наказания» светловолосость мужчин показывает их зависимость от Великих  Матерей старшего возраста. Отсюда, как следствие подчиненности и функционирования в виде «псевдоорудий», ибо эти мужчины не выступают в роли самоотверженных расчистителей дороги для благоденствия молодых Великих Матерей, их внешний вид описан Достоевским с акцентом на некую телесную округленность и женоподобность.  Взять, например, Мармеладова.  В эпизоде, где Родион впервые посещает дом Сони, Мармеладов ведет себя по отношению к своей жене, словно провинившийся ребенок. Раскольников становится очевидцем сцены, где Катерина Ивановна откровенно помыкает отцом Сони: «и вдруг, в бешенстве, она схватила его за волосы и потащила в комнату. Мармеладов сам облегчил ее усилия, смиренно ползая на коленях» (1; 52).

             Лужин болезненно реагирует на изменения в своей внешности   и уже только по этой причине уподобляется  женщине: «Встав с постели, Петр Петрович тотчас же осмотрелся в зеркало. Он опасался, не разлилась ли в нем за ночь желчь? Однако с этой стороны все было покамест благополучно, и, посмотрев на свой благородный, белый и немного ожиревший в последнее время облик, Петр Петрович<> утешился»(1; 313).

                               Свидригайлов – светловолос, как и все настоящие или псевдо – Великие Матери в романе,   «казавшийся  гораздо моложе своих лет» (1; 222). Его семейная роль не выходит из рамок положения женщины в 19 веке в России.  Марфа женила его на себе и содержит  на свои деньги.

                               Зосимов, который лечил Раскольникова и подозревал, что Родион не так прост, как кажется, был «высокий и жирный человек, с одутловатым и бесцветно–бледным, гладковыбритым лицом, с белобрысыми прямыми волосами, в очках и с большим золотым перстнем на припухшем от жиру пальце» (1; 133).

                               Следователь Порфирий Петрович был  «росту пониже среднего, полный и даже с брюшком, выбритый, без усов и без бакенбард. <>Пухлое, круглое и немного курносое лицо его было < > с < > почти  белыми <> ресницами. Взгляд его <> не гармонировал со всей его фигурой, имевшей в себе даже что-то бабье» (1; 226).

                               Что касается внешности Лебезятникова, то он «был худосочный и золотушный человек, малого роста, где-то служивший и до странности белокурый» (1; 316). В разговоре с Лужиным он бессознательно проговаривается, выдает свою женскую природу: «Черт возьми, я иногда мечтаю, что если бы меня выдали замуж, тьфу! Если бы я женился, <> я бы  кажется сам бы привел к жене любовника» (1;  326).

                               Мещанин, который обвинил Раскольникова в убийстве, а после «признания» Миколки пришел извиняться перед Родионом, «смотрел теперь как-то пригорюнившись. <> Недоставало только, чтоб он приложил при этом ладонь к щеке, а голову скривил в сторону, чтоб уж совершенно походить на бабу» (1; 310).

                               Из мужских персонажей не женоподобны  лишь Разумихин и Раскольников. Родион высок, темноглаз, темнорус. Его друг тоже высокого роста, имеет черные волосы, худой, с огромными кулачищами. Поскольку женоподобные мужчины в романе являются либо «лжеорудиями» молодых женщин, либо «орудиями» пожилых, их действия  противоречат  главной цели Раскольникова или же представляют собой искаженное, гротескное отображение его жизненной (в мифологическом контексте) позиции.

                               И задолго до знакомства с Соней, и до решения добыть деньги через убийство богатого,  но ничтожного человека, Раскольников все равно ведет себя как «орудие» Великой Матери. Он оказывается странным связующим звеном между хозяйкой квартиры, которую снимает, и хозяйской дочерью. Жил Раскольников в квартире и питался бесплатно на условии, что женится на дочке хозяйки. Пообещав хозяйке жениться на ее дочери, Родион тем самым уже начинает пользоваться достатком пожилой женщины, а если бы женился, утвердил бы, в мифологическом смысле, статус дочери хозяйки как молодой Великой Матери. Но молодая женщина скорее «недобогиня», поскольку является калекой, постоянно болеет, а значит, не способна  обладать функциями «плодородия». Брак Раскольникова, его первая попытка послужить «орудием» молодой Великой Матери, не удается, ибо девушка-калека умирает.  Как раз в гибели «недобогини» и в неудачной попытке послужить ей ее «орудием» и прячется истинная причина  преступления  главного героя романа, натужные придумывания им человеконенавистнической теории, а также причина его душевных терзаний и бредов, ибо переход «плодородия» от пожилой Великой Матери к молодой не состоялся, а значит и сам Родион не состоялся  как «орудие» молодой Великой Матери.  Душевно истерзавшись, он, наконец, находит истинную, о двух ипостасях, пожилую Великую Мать, волосы которой еще не поседели, а другая ее ипостась  постоянно беременна. Однако он оттягивает преступление, и, как бы  автор ни пытался ввести в роман рациональное зерно, например, Родион узнает, что в определенное время Лизаветы не будет дома, а значит, нельзя найти лучшее время для  умерщвления старухи, совершает Раскольников кровавое убийство только тогда, когда познакомился с Мармеладовым и из его уст узнал о существовании истинной, постоянно «оплодотворяемой» мужчинами молодой Великой Матери.

                               Лужин тоже, подобно Раскольникову и Свидригайлову, совершает нечто, похожее на «устранение» пожилой Великой Матери, но как-то окольно, не в прямом смысле, ибо Катерина Ивановна сходит с ума и через несколько дней умирает именно из-за скандала, который устроил неудачный жених сестры Родиона, подсунув деньги Соне и выставив ее воровкой перед многими людьми. Один Раскольников ни до убийства пожилой богини, ни после не делает никаких попыток ущемить молодую Великую Мать, и это является еще одним доказательством того, что он - главное и настоящее «орудие».

                               Пародийным «орудием» является и Лебезятников, ибо со слов Мармеладова мы узнаем, что он однажды побил Катерину Ивановну, то есть выполнил свое предназначение слуги-любовника молодой Великой Матери, но как бы не совсем. Как «псевдоорудие», Лебезятников пытается подстрекать молодых женщин к самостоятельным действиям, однако художественная ткань романа такова, что путь к властвованию молодой богини и наделение ее деньгами пожилой богини совершается благодаря служению мужчины-«орудия». В данном случае Лебезятников пытается ''орудием'' сделать самих молодых женщин. О Соне он заявляет: «Что касается Софьи Семеновны лично, то в настоящее время  я смотрю на ее действия как на энергический и олицетворенный протест против устройства общества и глубоко уважаю ее за это; даже радуюсь, на нее глядя!»  (1; 319).  Речь идет о ее занятии проституцией. Также Лебезятников подбивает Варенц и Теребьеву быть самостоятельными женщинами – бунтовать против своих мужей. Это он принес Соне книгу «Физиология», которую она с интересом прочитала и после делилась ее содержанием со своим отцом и мачехой. Правда, Лебезятников и выручает Соню, сказав на поминках Мармеладова, что именно Лужин тайком положил ей в карман  сто  рублей. Подобно Лужину, Свидригайлову и Порфирию – Лебезятников какой-то половинчатый, промежуточный в смысле предназначения мужчины в романе служить «орудием» молодой Великой Матери. Поэтому все они – частично женщины, ибо частично являются «орудиями» пожилых богинь, и, как  и все Великие Матери в романе, светловолосы. Порфирий – следователь и хочет найти убийцу процентщицы, однако, в символическом смысле, служит погибшей пожилой Великой Матери. В какой-то мере это делает и Зосимов, подозревая, что с Раскольниковым делается что-то неладное. Пытается обвинить Раскольникова и мещанин, совершенно похожий на бабу. Вот почему всех мужчин, кроме Разумихина и Раскольникова,  можно считать персонификациями в мужском поле пожилых Великих Матерей. Но есть и еще одна причина их женственности и даже детскости. Будучи блондинами, белобрысыми, пухленькими, розовощекими и выглядящими намного моложе своих лет –  они, исходя из специфики описаний внешности и поступков мужских персонажей романа,  являются евнухоподобными слугами и одновременно сыновьями пожилых Великих Матерей. Имеются в виду символические, а не реальные дети  Алены Ивановны, Лизаветы, матери Раскольникова, Катерины Ивановны  и той же Марфы.                              

Также светлые волосы молодых Великих Матерей, Алены Ивановны  и  всех «детей» или евнухободоных  «слуг» пожилых богинь символизируют цвет золота. Хотя внешняя,  бытовая оболочка романа,  как и его название, повествует о тотальном непринятии любого преступления, совершенного даже ради великой цели, на самом деле в «Преступлении и наказании» речь идет о богатстве, о добыче богатства («плодородия») и о возможности обладать богатством только посредством служения молодой женщине, сопричастие к судьбе которой и является гарантией достижения материального благополучия.

                               По большому счету в романе присутствует всего три персонажа: пожилая Великая Мать, молодая Великая Мать и их мужчина-«орудие», но  все многоликие и проявляющие себя в разных ипостасях и персонификациях.

                              

 

               7.

                              

               Особый интерес в свете архетипической основы романа вызывает сон Раскольникова, в котором пожилая Великая Мать выступает в образе немощной лошаденки, обязанной  потянуть воз с сидящей на нем компанией молодых людей. События  во сне происходят возле кабака, символизирующего буйный разгул нового «плодородия», недалеко от кладбища, места гибели каждого, в соответствии с мифологическим мироощущунием, временного цикла. Старая кляча уже не способна потянуть компанию молодых людей, то есть дальше осуществлять функции плодородия. Жестокое, зверское убийство лошаденки  невозможно обьяснить с позиций здравого смысла и с позиций отношения к домашним тягловым животным русских крестьян и мещан. Однако с мифологической точки зрения удалое зверство молодого мужчины, убивающего старую лошадь на глазах у пышущей здоровьем молодой бабы, которую лошадь и должна повезти, полностью объясняется логикой мифа об умирании пожилой Великой Матери и приходе на ее место молодой Великой Матери. Во сне Раскольников  становится свидетелем жестокой раправы с лошадью, когда направляется со своим отцом на кладбище, где похоронены его бабушка и маленький брат, которого он совершенно не знал. В реальной жизни Родион  встретит соего «брата» в лице Свидригайлова, но, как и во сне, Свидригайлов,  исполнив свою функцию «орудия» молодой Великой Матери, к тому же более удачно, нежеди Родион, уйдет из жизни. И самое интересное, что уйдет из жизни, словно находясь в сновидении,- странный человек с каской Ахиллеса, да и предшествующие самоубийству события, в которых невозможно распознать, где заканчивается сон и начинается явь, как бы снова уводят Свидригайлова в сон Раскольникова, где он пребывает в могиле рядом с могилой своей бабушки. Достаточно вспомнить, что в реальной жизни в могиле уже находися убитая Свидригайловым Марфа и убитые Раскольниковым  Алена Ивановна и ее сестра Лизавета: миф исполнен.

                                

 

12Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29