Добро Пожаловать

Николай Караменов

  

Великие Матери и их сыновья-любовники в романе

Федора Достоевского ‘Преступление и наказание’

 

                               1.

 

Бросается в глаза странная схожесть внешности Сони Мармеладовой и старухи-процентщицы, будто  мы имеем дело с одной и той же женщиной, только в разные периоды ее жизни.  Когда Соня впервые приходит к Раскольникову, где знакомится с его матерью и сестрой, автор романа словно поворачивает время вспять и дает портрет юной Алене Ивановне:  «Это было худенькое и бледное личико, довольно неправильное, какое-то востренькое, с востреньким маленьким носом и подбородком»  (1; 216).  Однако и первое описание Алены Ивановны отсылает нас к Соне, но уже якобы постаревшей лет на сорок и зачерствевшей душой от жизненных тягот и невзгод: «Это была крошечная сухая старушонка, с вострыми и злыми глазками, с маленьким  вострым носиком и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом» (1; 36).  И Алена Ивановна, и Соня – худенькие, у них одинаковой формы носы, и, хотя у процентщицы шея похожа «на куриную ногу»  (1; 36), ее волосы еще не поседели, выглядят, как у молодой, а Мармеладова, «…что невольно привлекало к ней. В лице ее, да и во всей ее фигуре, была сверх того одна особенная черта: несмотря на свои восемнадцать лет, она казалась почти девочкой, совсем почти ребенком»(1;  216).

Получается, что процентщица стара, но как бы не полностью, поскольку имеет некоторые внешние признаки молодой женщины.  Соня же, будучи уже совершеннолетней и мудрой, отличается повадками ребенка, то есть оба эти персонажа выглядят не теми, кем кажутся: возраст их обманчив, ибо та и другая несут в своей внешности нечто более юное, нежели реально соответствующее их годам.

                               Все женщины в романе обладают чем-то или кем-то:  процентщица и Марфа – деньгами, Катерина Ивановна и мать Родиона имеют детей, к тому же Катерина Ивановна наделена особой властью над своим мягкотелым  мужем. В свою очередь, Соня и Дуня обладают высокими моральными качествами и молодостью, а значит, долгими запасом жизни. 

                        Хотя Соня и старуха-процентщица  являются центральными персонажами, как бы обступают с двух сторон Родиона  и символизируют собой все женские образы романа, к тому же образы двух поколений женщин, старых и молодых, обладающих чем-то или кем-то,  а также тех, у кого за плечами нет ничего, кроме молодости и перспективы долгой жизни, роль настоящей ''владычицы'', богатства которой переходят к молодым женщинам, выполняет жена Свидригайлова.  Если брать за основу якобы реальные, описанные в романе события, то настоящая трагедия разыгрывается вокруг Марфы и  происходит именно с ней, а не случается  с Родионом и убиенными им людьми. Образно говоря, трагедия имеет место где-то за кулисами, в контекстовом пласте произведения, ибо именно Марфины деньги получает  Соня   (через убийцу Марфы Свидригайлова) и Дуня (Марфа оставляет ей часть своего наследства). То есть вследствие преступления  Свидригайлова  Соня с Родионом и Дуня с Разумихиным  смогут начать совместную безбедную жизнь.

                               Что же касается мужа Марфы, преступление которого оказывается недоказанным, то как раз он,  а не убийца Раскольников, погибает от нравственных мук, от содеянных в прошлом грехов: сам над собой совершает казнь, то есть терпит наказание. Обеспечивая всем положительным персонажам романа прекрасное материальное благополучие, он пускает себе пулю в лоб.

                  ''Преступление и наказание'' отнюдь не о преступлении и наказании, а о материальном достоянии, которое, если исходить из художественной логики романа, может быть только у женщин, как  носительниц плодородных и нарождательных функций.  Другими словами, художественная, образная реальность  романа существенно отличается от смысловой  и представляет собой мир, где правят пожилые женщины. Они имеют богатство и распределяют его, - в символическом и мифологическом значении олицетворяют собой плодородие, тогда как мужчины становятся заложниками их  богатства–плодородия  и одновременно орудиями, слугами  молодых женщин, которые вследствие  служения  им мужчин начинают обладать деньгами пожилых представительниц слабого пола.

                                              

          

           2.

                              

           В романе имеет место и  квазирасчиститель  дороги для «правления» молодых женщин – Мармеладов. Он, как Свидригайлов между Марфой и Дуней, Раскольников между Соней и убитой им старухой, балансирует между Соней и своей женой Катериной Ивановной.  В отличие от остальных  'соратников' в  'борьбе' за властвование молодой женщины, олицетворяющую собой молодую Великую Мать,  Мармеладов подчиняется женщине старшего поколения, и из-за слабоволия и пьянства доводит дело до того, что образно-символическая  структура развития романа («пожилая женщина ® деньги ® молодая женщина»)  становится, в его конкретном случае, перевернутой с ног на голову: деньги проституцией добывает Соня и отдает их Катерине Ивановне.  Впрочем, в структуре «мужчины – расчистители дороги для владычества молодой Великой Матери и добытчики для нее денег (плодородия) посредством отбирания их у старых Великих Матерей», Соня вначале обретает деньги только при помощи мужчин: своих клиентов и сексуальных партнеров, являющихся даже в прямом, а не только в символическом значении, ее потенциальными ''оплодотворителями''.

                       Одним из  доказательств  мужского  «соратничества» вырисовывается   на первый взгляд необьяснимое с позиций здравого смысла наговаривание на себя маляра Миколки. Не убивая старуху и Лизавету, он берет на себя вину за их умерщвление и очень убедительно  это  доказывает следователю Порфирию.

                               Все «вершители женской революции», символизирующей приход нового временного цикла  на смену старому,  своеобразные «инструменты» молодых женщин описаны как люди, страдающие частичным умопомрачением или помешательством, что говорит об их «орудийно-прикладном» предназначении в деле добычи денег для юных созданий, а также  психологической и мыслительной зависимости от «желания» молодых женщин обладать «плодородием». У Раскольникова  случаются частые провалы в памяти, он заговаривается, ведет беседы сам с собой, все, даже его родственники, думают, что он сошел с ума или близок к помешательству. Наговор Миколки на себя, если не брать во внимание теорию Порфирия, что многие русские люди готовы пострадать, выглядит как временная  утрата самоидентификации.  

                               Свидригайлов тоже довольно часто ведет себя совершенно непредсказуемо, его поведение выходит за рамки логики  поступков  в обыденной жизни, а иногда и вообще он имеет вид сумасшедшего. Во-первых, еще до последнего приезда в Петербург и при жизни своей жены Марфы Свидригайлов теряет голову из-за Дуни и обещает молодой девушке бросить  все и уехать с ней за границу. Во- вторых, ему периодически является его ушедшая из жизни жена Марфа, о чем он искренне жалуется Раскольникову, и,  в-третьих, - последняя и самая яркая его галлюцинация, когда он, не отличая сон от яви, пятилетнюю девочку принял за похотливого монстра и в это же утро застрелился.

                               По-своему невменяем и «квазиорудие» молодой Великой Матери – Мармеладов.  Конкретно его безумие выражается в пьянстве и в алогических  поступках. Хотя он якобы погибает от несчастного случая, извозчик говорит, что Мармеладов сам бросился под лошадей.

                               Получается, что все ''орудия” или ''псевдоорудия'' Великих Матерей, успешно или неуспешно совершив свое предназначение, накладывают на себя руки. Даже Раскольников, в общем-то, погибает для общества и оказывается на сибирской каторге, в «мертвом доме», как во времена Достоевского называли острог или тюрьму. Другими словами, он добровольно, подобно своим двойникам, «убивает» себя, да и сам он однажды делится с Соней сокровенной мыслью: «Я не старушонку убил, я себя убил». Однако,  в отличие от своих «соратников», он заново рождается в Сибири под благотворным влиянием Сони – и, что весьма любопытно, ровно через девять месяцев своего нахождения на каторге, будто в самом деле заказал долго жить, однако был сразу зачат и после опять появился на свет. В этом смысле – он дитя Сони, и она его вынашивала в себе  в Сибири, чтобы  дать ему новую жизнь.

                 

                               3.

                               В символическом контексте романа особый интерес вызывает «подталкивание» молодыми Великими Матерями своих прямых или потенциальных  «орудий» к самоуничтожению. В содержании мифов многих народов Великая Мать, как нарождающее и одновременно поглощающее все живое начало,  обычно умерщвляет своего верного «слугу-любовника» сразу же  после того, как только он исполнит перед ней свои функции возлюбленного либо же расчистит ей путь к материальному благоденствию, в мифологическом   понимании - к плодородию.

Ученик швейцарского психоаналитика и мифолога К.Г.Юнга  Эрих Нойман в исследовании «Происхождение и развитие сознания», где он рассматривает проявления архетипа Великой Матери  в мифах древних цивилизаций Средиземноморья, пишет: «Ужасная Мать является искусительницей, которая приводит чувства в замешательство и лишает мужчин рассудка. Ни один юноша не может противостоять ей.

             < > Безумие является расчленением индивида («расколотый» Раскольников полностью подпадает под это определение), точно так же как в магии плодородия расчленение тела символизирует растворение личности.

Так как растворение личности и индивидуального сознания относится к сфере Матери Богини, то безумие является постоянно повторяющимся синдромом подчинения ее власти или власти ее представителей. Ибо – и в этом заключается ее магическая и страшная сила – юноша горит желанием, даже когда ему угрожает смерть». (2; 82-83).

                               Именно Соня  своим поведением и словами толкает Раскольникова покаяться, сознаться в содеянном им преступлении и тем самым как бы убить себя, стать на долгое время  «мертвым»  для общества и для родных.

                               Что же касается Свидригайлова, то его уход из жизни тоже находится в прямой зависимости от  поведения Дуни. Накануне своего самоубийства он встречался с  сестрой Раскольникова, чтобы  окончательно ее сооблазнить или изнасиловать. Дуня ожидала, что события могут принять такой оборот, и захватила с собой револьвер Свидригайлова, который украла у своего воздыхателя, когда еще работала гувернанткой в его доме. После она стреляет в Свидригайлова, но пуля задевает только кожу на его виске, к которому он, забрав у Дуни свой пистолет, на следующий день приставит ствол и нажмет на курок.  То есть Свидригайлов своими действиями завершает то, что намеревалась сделать Дуня.

                               Относительно же Мармеладова, как неудавшегося «орудия» молодой Великой Матери, следует заметить, что  поступок его дочери Сони – она становится проституткой - толкает его к безудержному запою, а после и самоубийству, хотя первоначальной причиной его гибели являются действия  Великой Матери в возрасте, Катерины Ивановны, ибо это она  вынуждает Соню пойти на панель.

             

12Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29