Добро Пожаловать

Ольга Иванова

История Копенгагена в сказке Х. К. Андерсена «Книжка крестного» 

       Сказка Андерсена «Книжка крестного» («Gudfaders billedbog») осталась как бы не замеченной русским читателем. Дело здесь заключается в том, что в ней в сокращенном виде содержится история города Копенгагена, рассказанная образным поэтическим языком, подчас одними намеками. То, что понятно любому датчанину, совершенно неизвестно недатскому читателю, а значит, требует исторического комментария. Читать же сказку с подробными примечаниями утомительно. Полагаем, что именно поэтому она не была включена в первое (и до сих пор единственное) собрание сочинений Андерсена, подготовленное в 1890-х гг. супругами А.В. и П.Г.Ганзен. На русский язык «Книжка крестного» была переведена в 1911 г. знатоком датской истории Ю.Н. Щербачевым и опубликована в «Русском обозрении». После этого она долго не переиздавалась. В 1970-х гг. появился новый перевод, сделанный И. П. Стребловой[1]. Безусловно,  перевод получился совершенно иным.  Поскольку наличие перевода Щербачева Стребловой не оговаривается, то остается неясным, знала ли она о его существовании или он ей показался неудовлетворительным. Как бы там ни было, в год юбилея великого сказочника мы хотим исправить двойную несправедливость. Во-первых, еще раз попытаться привлечь внимание читателя к его сказке на историческую тему. Для русских читателей с их особым отношением к Андерсену, небезынтересно будет познакомиться со взглядом знаменитого датчанина на историю своего народа и родного города. Во-вторых, мы хотим представить  «Книжку крестного» именно в ее первом, на наш взгляд удачном и незаслуженно забытом, переводе известного историка Ю.Н. Щербачева. Для полного понимания этой сказки (которую и к сказкам-то можно отнести с большой натяжкой) нужно было не только отлично владеть языком, но и подорбно знать датскую историю. Этими качествами в полной мере обладал Щербачев, проживший в Копенгагене большой период своей жизни и написавший  десятки трудов по истории Дании.

      «Книжка крестного» была впервые напечатана в трех номерах журнала «Иллюстрированные времена» (Illustreret Tidende) за январь-февраль1868 года. Одновременно с подготовкой издания, Андерсен читал по обыкновению сказку на вечерах у своих друзей, и она встречала одобрительные отклики, что он отмечает в своих дневниках.       Обращение к датской истории было очень актуальным, но и болезненным после разгромного поражения Дании в войне с Германией за Шлезвиг-Гольштейн в 1864 г. Дания потеряла большую территорию – вся Южная Ютландия  (граница прошла по реке Конгео) вместе с ее датским населением осталась под иностранным господством. Поражение воспринималось как катастрофа. Опору надо было искать внутри страны, внутри себя. Отчаяние и депрессия быстро сменились подъемом национального самосознания. Впервые за свою многовековую историю Дания стала национально однородным, чисто датским, государством. Датский патриотизм, датский язык и культура стали источником интеллектуального и духовного развития нации. И эта ситуация первых послевоенных лет очень ощущается в сочинении Андерсена, который, как известно, тяжело переживал поражение Дании и вообще болезненно реагировал на любые войны. Под видом истории города Копенгагена он рассказывает историю страны в ее трагические и героические моменты. Все повествование пронизывают патриотические чувства и вера в бессмертие «датского духа»: «Если Господь порою и принижает нас, то подымает снова и раны наши заживают…Бог не оставляет датчан, когда они его не забывают». В самых тяжелых испытаниях, утверждает писатель, надо верить, что победа останется «за истиной, добром и красотой».

      Отправным моментом для своей истории Андерсен выбрал замену в Копенгагене фонарей, горевших на ворвани (то есть на жиру морских животных), на газовые, что произошло в 1857 году. (Два старых газовых фонаря до сих пор можно видеть на Старой площади в центре Копенгагена). На один вечер зажгли и старые и новые фонари, и город осветился вдруг двойным светом. Вот тут-то и можно себе представить, что старые фонари рассказывают новым, что повидали на своем веку. От возникновения самой земли, на которой стоит Копенгаген, доходит рассказ до строительства музея Торвальдсена в 1848 г. Таким образом, начало и конец истории соединились: камни, нанесенные когда-то льдами беспорядочной глыбой, превращаются руками великого скульптора в совершенные творения искусства. По форме – это книжка с картинками, каждая страница которой открывает новый этап истории, а картинки – это самые яркие исторические эпизоды своего времени. Перед читателем проходит череда событий и галерея образов, казалось бы, не связанных друг с другом, но переплетенных красивыми поэтическими переходами, народными легендами, поговорками и прибаутками. В целом создается впечатление стройного и плавного рассказа. Но именно из-за своей многогранности и поэтичности «Книжка крестного», по признанию Ю.Н. Щербачева, как ни одна другая сказка Андерсена плохо поддается переводу и как ни одна другая в переводе теряет. И все-таки Юрий Николаевич Щербачев прекрасно справился со своей задачей, сохранив и подтекст оригинала, и его поэзию. Поэтому мы решили оставить в его переводе все, как было, приведя лишь орфографию и пунктуацию в соответствие с современными правилами и изменив устаревшее написание отдельных имен и названий. Для «въедливого» же читателя предлагается комментарий. В подстрочных примечаниях даются краткие пояснения к отдельным словам и историческим лицам, упомянутым вскользь, а главные события и судьбы их героев комментируются в приложении.

 

                                                                      


[1] Х.К. Андерсен. Сказки и истории. Т. 2. Изд-во «Художественная литература». Л., 1977, с. 446-470.

 

Исторический комментарий к сказке Андерсена «Книжка крестного»

       Епископ Абсалон и основание Копенгагена. Первое упоминание небольшого поселения рыбаков на месте нынешней датской столицы относится к 1043 г. В 1167 г. Вальдемар Великий (1157-1182) подарил его своему другу и сподвижнику в борьбе со славянскими племенами, вендами, роскильдскому епископу Абсалону (1128-1201). Абсалон построил деревянную крепость на острове, окруженном со всех сторон водой, как опору в борьбе против пиратов и начал воздвигать церкви и монастыри. Он присоединил Копенгаген («Купеческую гавань») к роскильдской епархии и дал ему торговые привилегии. При Абсалоне Копенгаген превращается в город, поэтому он почитается как его основатель. Уже при следующем епископе, племяннике Абсалона Педере Сунесене, были основаны существующие поныне церковь Богоматери и церковь св. Николая, покровителя мореплавания.

      Епископ Якоб Эрландсен и Христофер I.  До 1414 г. Копенгаген оставался епископским городом, а это означало, что все налоги и сборы получал епископ, горожане присягали ему на верность и не могли жаловаться королю. По мере роста значения Копенгагена как торгового центра на Балтике короли все настойчивее стали предъявлять свои права на город, при этом они находили поддержку у горожан, недовольных епископским правлением. С середины XIII в. попытки королей поставить Копенгаген под свою власть приводили к настоящим битвам за город. Особенно драматический поворот эта борьба приняла при сильном и своенравном епископе Якобе Эрландсене (ум. 1274) и короле Христофере I (1252-1259). После смерти Вальдемара Победителя в 1241 г. три его сына – Эрик Плужный Грош, Абель и Христофер - не могли поделить между собой власть. Сначала Абель убил старшего брата Эрика, затем после гибели Абеля младший брат Христофер отобрал трон у его потомков. Весь свой короткий период правления Христофер боролся со сторонниками Абеля, в числе которых  был и епископ Эрландсен. В своей сказке Андерсен захватывает тот момент, когда Христофер, потерпев поражение под Скельскёром в битве с соперниками, искал убежище в Копенгагене. Но ворота для него оказались запертыми - епископ не впустил короля. Это было открытым объявлением войны со стороны Эрландсена. В 1259 г. Христоферу удалось захватить епископа и посадить его в темницу. В этом же году Христофер внезапно умер, а вражда между епископом и теперь уже вдовой Христофера королевой Маргретой Самбирией и ее сыном Эриком Клиппингом продолжилась. Епископ отказался благословить Эрика на престол и отлучил его от церкви. Эта распря, потрясшая всю Данию, продолжалась до самой смерти Эрландсена в 1274 г. Эрландсен проиграл, но Копенгаген на этот раз остался за епископами.

      Вальдемар Аттердаг. После Вальдемара II Победителя до воцарения Вальдемара IV Аттердага (1340-1375) почти на сто лет Дания была погружена в череду смут и бедствий. К борьбе за власть внутри королевского рода добавлялась борьба с епископами, вельможами и внешними врагами, народные восстания. В конце концов страна оказалась лишенной королевской власти и поделенной на части немецкими графами, которые нещадно эксплуатировали ее народ. Голод и разруха царили повсюду. «Черная смерть», эпидемия бубонной чумы, свирепствовавшая в Европе в середине XIV столетия, не обошла и Данию. Тяжелым оказалось и положение Копенгагена - город был заложен голштинцам, и немецкие рыцари сменяли один другого в Копенгагенском замке. Такого еще не было в истории города. Копенгаген превратился чуть ли не в разбойничье гнездо, откуда пираты нападали на проходившие мимо торговые суда. Возрождение страны наступило при Вальдемаре Аттердаге, который начал собирать датские земли в единое государство. Почти всю свою жизнь он скупал, выменивал, отвоевывал датские территории обратно и добился того, что к середине XIV столетия Дания вновь стала играть видную роль в европейской политике. При Вальдемаре Аттердаге Копенгаген стал королевской резиденцией, хотя сам король редко жил в нем – в силу беспокойности  характера он постоянно менял место своего пребывания. Дочь Вальдемара королева Маргрете, создательница Кальмарского союза, объединившего Данию, Швецию и Норвегию, вернула Копенгаген епископам в 1375 г.

       Эрик Померанский и королева Филиппа. Вальдемару Аттердагу и его преемникам приходилось упорно бороться с союзом немецких городов Ганзой. Два раза в 1360-х годах ганзейцы брали Копенгаген. В 1368 г. они сравняли с землей Копенгагенский замок. Немецкие купцы стали в большом количестве селиться в Копенгагене, где они получали права наравне с местными жителями. Иммиграция была столь велика, что Копенгаген рисковал стать немецким городом. Внучатый племянник Маргрете I король Эрик Померанский (1412-1439) хотел потеснить немцев на Балтике и вернуть датским купцам былые права. Он ввел зундскую пошлину для иностранных судов и основал Кронборг, однако для полного контроля над проливом ему был нужен Копенгаген. В 1414 г. король окончательно возвращает Копенгаген под власть короля. Однако негибкая политика Эрика опять привела к столкновению с Любеком. Весной 1428 г. любчане атаковали Копенгаген. Положение для датчан было критическим. Ни флот, ни армия не были готовы к отражению нападения. Отряды с немецких кораблей ринулись опустошать окрестности, обрекая осажденных на голод. Самого короля не оказалось в городе – говорят, он молился в монастыре в Сорё. Там или иначе, но Копенгаген был брошен на королеву Филиппу (1393-1430), бывшую принцессу английскую, сестру легендарного короля  Генриха V.  Этой хрупкой женщине, не отличавшейся крепким здоровьем (она умерла в 36 лет), мужества было не занимать. Вести государственные дела ей приходилось и раньше: во время длительного заграничного путешествия супруга в 1420-х гг. Филиппа была фактически правительницей страны. Теперь ей надо было организовать оборону столицы. Целью немцев, однако, был не столько захват города, сколько уничтожение датского флота. Датские корабли оказались запертыми в гавани у Амагера, и гибель виделась неизбежной, но им чудом удалось прорваться. Королева Филиппа праздновала победу, пригласив всех, кто был в сражениях,  к столу в замке. Победа была еще не окончательной, но самый трудный момент был выдержан благодаря Филиппе, и она снискала славу и всеобщую любовь. Когда немцы вернулись с подкреплением, в городе уже был король Эрик и он сумел вывести датский флот в открытое море. Королева Филиппа умерла через два года после осады, а Эрик Померанский вынужден был отречься от власти в 1439 г. и через 20 лет умер у себя на родине – в Померании.

      Кристиан II. Упомянув лишь вскользь двух первых королей Ольдебургской династии, Кристиана I и Ханса, Андерсен задерживает свое внимание на Кристиане II (1481-1559, король в 1513-1523). И это неудивительно. Противоречия фигура этого короля до сих пор вызывает споры: был ли он только тираном и неудачником, потерявшим власть, или же милосердным и мудрым правителем. Его короткое, но бурное правление вместило в себя многое. У Андерсена Кристиан предстает как защитник интересов простого народа, ненавидимый аристократией и духовенством. Аристократия действительно ненавидела его за стремление отобрать ее привилегии, ограничить власть государственного совета (ригсрода) и ввести наследственную монархию. При нем же в страну были допущены проповедники лютеранства. В своей деятельности король опирался на незнатное дворянство и бюргерство, из числа которого были его главные советники. Городское законодательство Кристиана содержало положения по защите прав горожан, а земельное законодательство, намного опередившее свое время, запрещало продавать крестьян «подобно скотине», фиксировало размер барщины и разрешало крестьянам выкупаться на волю. Как во всем, что он делал, Кристиан круто взялся за восстановление унии трех скандинавских стран. Черным пятном на его правление легло жестокое подавление противников унии в Швеции в ноябре 1520 г. На площади в Стокгольме было обезглавлено около100 человек, среди которых были епископы, члены государственного совета, представители самых видных аристократических семей, просто влиятельные люди. Народ назвал это организованное убийство «стокгольмской кровавой баней». От Кристиана отвернулись все, а римский папа потребовал объяснения. В Швеции началось всеобщее восстание, и она окончательно отделилась от Дании. Внутри страны против короля поднялась дворянская оппозиция. Государственный совет отрекся от присяги Кристиану и возвел на престол его дядю герцога Фредерика Готторпского. Кристиан отплыл с семьей в Голландию, но он тогда не считал, что все кончено. У него оставалось немало сторонников в Дании, и он рассчитывал на поддержку родственников жены Елизаветы Габсбург в Европе. Верным королю остался и Копенгаген. Горожане отказались открыть ворота Фредерику. Город был сдан после многомесячной осады, когда исчезла последняя надежда на то, что Кристиан подоспеет со свежими силами. В 1532 г. Кристиан все-таки появился в Дании, но он был схвачен прямо на рейде Копенгагена и отправлен в Сёндерборский замок в Шлезвиге, где был заключен на долгие годы в высокую и узкую башню. Он умер, пережив двух последующих королей, но так и не увидев свободы.

      Кристиан II, Дювеке и Елизавета.  Где-то в 1507 г., когда будущий король был наместником в Норвегии, он встретил в Бергене дочь голландского купца, юную Дювеке (в переводе ее имя означает «голубка»), которая стала его единственной любовью на всю жизнь. Когда в 1513 г. Кристиан стал королем, он привез девушку вместе с матерью в Копенгаген и поселил их в доме на Амагерторв напротив замка. В 1515 г. Кристиан женился на четырнадцатилетней Елизавете Габсбург (1501-1526), внучке императора Максимилиана, но и тогда не порвал с Дювеке. Свою связь с Дювеке он никогда не скрывал, так что вся эта история была хорошо известна современникам, следившим за ее драматическим развитием. В 1517 г. Дювеке внезапно умерла, и поползли слухи, что она была отравлена. Подозрение пало на знатного придворного Торбена Оксе,  который выражал недовольство по поводу того, что главной советчицей короля была мать Дювеке Сигбрит Виллумс. Торбена Оксе  казнили, хотя вина его никогда не была доказана. Что же касается Елизаветы, то она всегда была любящей и преданной женой Кристиану. Каким бы тяжелым ни было начало ее жизни в Дании, она заставила себя приспособиться к новым условиям, выучила датский язык и во всем поддерживала мужа. Она смирилась с постоянным присутствием около короля матери его бывшей любовницы, последовала за мужем в изгнание, где они терпели крайнюю нужду, и в конце концов снискала благодарность Кристиана. Она родила ему 6 детей и умерла всего 25-ти лет отроду. 

      Кристиан III и Реформация. В 1533 г. умер король Фредерик, и ригсрод провозгласил королем его сына Кристиана III (1534-1559). Однако сторонники Кристиана II сделали еще одну попытку вернуть ему престол. Во главе заговорщиков выступил двоюродный брат свергнутого короля граф Христофер Ольденбургский. Вспыхнула война, которая продолжалась целых три года и была названа «графской распрей». Копенгагенцы опять поддержали своего любимца Кристиана II и впустили Кристофера в город.  Тогда Кристиан III осадил Копенгаген. Ужасы этой страшной осады и описаны у Андерсена. Не выдержав голода и разочаровавшись в Кристофере, город капитулировал в августе 1536 г. Разумный Кристиан Ш не мстил городу, и горожане быстро договорились с новым королем. Вскоре после вступления в город Кристиан III, собрав народ на Старой площади, объявил о переходе Дании к лютеранству. 

1Содержание

Новости и Объявления

Обьявления

На сайте были опубликованы обязательные требования к авторам "Нового Берега".

На нашем сайте публикуются В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ романы и повести, фрагменты которых опубликованы в Журнальном Зале.

Новости

Новый номер на сайте

Сегодня был опубликован 65й номер журнала.

2019-06-13
Новый Номер

Сегодня был опубликован 64-ый выпуск нашего журнала.


В связи со скорым закрытием Журнального Зала, все дальнейшие публикации журнала будут происходить исключительно на нашем сайте.

2019-05-13
Новое на сайте

Сегодня был опубликован 63-й номер журнала.

2019-04-29